irinadvorkina (irinadvorkina) wrote in history_of_art,
irinadvorkina
irinadvorkina
history_of_art

Category:

«Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо»

Выставка проходит в Инженерном корпусе Государственной Третьяковской галереи (Лаврушинский переулок, 12) с 25 ноября 2016 по 19 февраля 2017.
«Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо»

Подробнее см. на сайте галереи.
 
Дополнительная программа к выставке: лекции, концерты, кинопоказы будут публиковаться на сайте галереи.

Смотрите также мультимедийный видеомост Москва – Ватикан.

Интервью с куратором выставки Аркадием Ипполитовым и другие материалы в сети.

В Москву привезли 34 произведения и серию из 8 картин Донато Крети из постоянной экспозиции Пинакотеки. Представлены работы с XII по XVIII вв. Это десятая часть собрания, включающего 460 произведений. Интересно, что ряд картин впервые покинули родные стены. Большая часть картин была отобрана для выставки директором Третьяковской галереи Зельфирой Трегуловой и куратором, искусствоведом и хранителем отдела гравюр Эрмитажа Аркадием Ипполитовым.

Ответная выставка из собрания Третьяковской галереи отправится в Ватикан осенью будущего года.

Музеи Ватикана – это музей истории Рима и римского искусства. Здесь можно изучать все семь веков истории Папского государства. Каждый зал Пинакотеки посвящен одному веку. Восьмой зал – творчеству Рафаэля.

Заместитель директора музея Ватикана Барбара Ятта рассказывает об истории музеев Ватикана и подробнее о Пинакотеке. Нынешняя выставка – «Это очень символичная и уникальная подборка из коллекции Ватиканских музеев… Само расположение работ позволяет понять историческую связь. Экспозиция показывает, как каждая работа расположена в том или ином зале Пинакотеки…».
«Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо»
«Эта выставка – вклад в отношения между нашими странами и самое главное, – это то, что оставит след в душах русских людей…».

Звучание итальянского языка – прекрасная дополнительная возможность для понимания того самого духа римской школы живописи, который хотели донести организаторы.

Далее цитаты из каталога даны в кавычках. Номера картин – по каталогу.

ЗАЛ I

1
(слева). Римская школа. Христос Благословляющий. XII в. Алтарный образ. Холст, наклеенный на дерево, темпера.
«Выставка начинается с редчайшей древней иконы «Христос Благословляющий», созданной во второй половине XII века работавшим в Риме мастером под влиянием византийской живописи. До поступления в Пинакотеку она находилась в церкви Санта Мария ин Кампо Марцио, одной из старейших в Риме. Римский мастер представил Иисуса Христа в образе Пантократора, то есть повелителя Вселенной, и икона, являясь аналогией древнерусских изображений Спаса Вседержителя, хранит воспоминание о единстве христианской церкви до схизмы, то есть до разделения ее на католическую и православную, и показывает прямое родство итальянского и русского искусства, исходящих из одного корня».

Но какими же разными путями пошло в дальнейшем искусство наших стран! В стенах Третьяковки это ощущается особенно остро.
Искренняя вера исходит от этих двух картин, старейших на выставке.

2. Маргаритоне ди Маньяно, прозванный Маргаритоне д'Ареццо ок. 1216–1290).
Святой Франциск Ассизский. 1250–1270. Алтарный образ. Дерево, темпера, золото. 127,2х53,9 см.
«Маргаритоне д'Ареццо, родившийся раньше Джотто и Дуччо, – один из крупнейших живописцев средневековой Италии. Картина вошла во все учебники по истории искусства как выдающийся образец позднего романского стиля, но она интересна еще и тем, что является одним из самых ранних изображений святого Франциска Ассизского, сделанных вскоре после его канонизации в 1228 году. Святой Франциск сыграл важнейшую роль в истории западной церкви, недаром его имя выбрал нынешний папа, ставший первым Франциском в истории Ватикана. Данная работа, возможно, была именно той, которую Вазари в «Жизнеописании Маргаритоне» охарактеризовал как написанную с натуры, так что ее можно считать чуть ли не одним из первых портретов в итальянской живописи».
«Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо»

7 (слева). Джентиле да Фабриано (ок. 1370–1427).
Сцены жития святого Николая Чудотворца: святой Николай усмиряет бурю и спасает корабль. Ок. 1425. Пределла. Дерево, темпера.
«Часть пределлы Джентиле да Фабриано, одного из самых пленительных мастеров итальянской поздней готики, рассказывает о чуде, совершенном Николаем Чудотворцем, архиепископом Мир Ликийских, равно почитаемым православной и католической церковью. На корабле, попавшем в бурю и обреченном на гибель, матросы вознесли молитву святому Николаю, и он пришел на помощь. Художник изображает момент, когда святой устремляется с небес, чтобы спасти моряков. Плывущая в волнах русалка, согласно средневековой символике, олицетворяет собой демоническую силу, которая и вызвала бурю, но Джентиле да Фабриано, разбросавший в водах фантастических обитателей морских глубин, превращает назидательную повесть о победе над дьяволом в чудесный живописный мираж».

8 (справа). Гвидо ди Пьетро, прозванный Фра Беато Андже¬лико (ок. 1395–1455).
Сцены жития святого Николая Чудотворца. Около 1447–1449 (?). Пределла. Дерево, темпера, золото.
«Гвидо ди Пьетро принял постриг под именем брата Джованни, но уже Вазари прозвал его Анджелико, Ангельским, как за прелесть его искусства, так и за мягкость характера. В дальнейшем к прозвищу присоединилось прилагательное «Беато», и в историю искусства он вошел под именем Фра Беато Анджелико, Блаженный Ангельский брат. В 1982 году папа Иоанн Павел II официально причислил его к лику блаженных, и теперь он стал небесным покровителем художников. Это самый нежный и поэтичный художник флорентийского XV века. Данная работа посвящена чудесам святого Николая, совершенным им после смерти. Справа святой Николай спасает от гибели судно, слева – обращается к морякам, приплывшим из Александрии с грузом зерна для римского императора. Он просит их дать зерна, чтобы спасти свой родной город от голода, и обещает, что груз от этого не уменьшится».
«Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо»

10 (слева). Карло Кривелли (1435–1494).
Оплакивание. 1488. Люнетта. Дерево, темпера, золото.
«Карло Кривелли, венецианец по рождению, рано покинул родной город и прославился в области Марке. При жизни он был популярен, но в дальнейшем его забыли и вновь открыли лишь в конце XIX века. Данная люнетта, венчавшая большой алтарь, – одно из самых потрясающих его произведений. Ради выразительности художник идет на явные нарушения пропорций, и, чтобы сплести руки Иисуса, Девы Марии и Магдалины воедино, Кривелли делает правую руку Христа намного длиннее левой. Склонившееся над узлом из ладоней искаженное плачем лицо Магдалины становится эмоциональным центром картины. В произведении чувствуется сильнейшее влияние северной готики, и ему свойственна та невероятная напряженность психологического переживания, что характерна для мистических религиозных течений XV века».
«Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо»

11 (в центре). Джованни Беллини (ок. 1432–1516).
Оплакивание Христа с Иосифом Аримафейским, Никодимом и Марией Магдалиной. Ок. 1471–1474. Алтарное навершие. Дерево, масло. 107x84 cм.
«Беллини – крупнейший художник венецианской школы XV века. Эта картина – один из его шедевров. Она была навершием большого алтаря, и в своей композиции Беллини делает решительный шаг по направлению к спокойному величию Высокого Ренессанса, обогнав многих современных ему флорентийских художников. Произведение авангардно уже одним тем, что оно написано маслом, в совершенно новой для Италии технике, только что завезенной в Венецию из Нидерландов. Оригинальна и иконография. Обычно главное лицо в сцене Оплакивания – Дева Мария. Здесь же изображены только поддерживающий Иисуса сзади Иосиф Аримафейский, святой Никодим и Мария Магдалина. Задумчивое молчание, в которое погружены персонажи, подчеркнутое напряжением сплетенных рук, придает этой сцене редкую психологическую остроту».

9 (справа). Эрколе де Роберти (ок. 1450–1496).
Чудеса святого Винченцо Феррера. 1473. Пределла. Дерево, темпера.
«В XV веке Феррара расцвела при герцогах д'Эсте, превратившись во влиятельный культурный центр ренессансной Италии. Эрколе де Роберти – один из самых оригинальных художников феррарской школы. Его пределла считается наиболее изощренной пределлой Ренессанса. Она посвящена деяниям испанского святого Винченцо Феррера и полна загадочным и манящим духом Феррары. Изображены следующие эпизоды (слева направо): исцеление роженицы – пейзаж – воскрешение богатого иудея – исцеление хромого – спасение ребенка из горящего дома – убитый безумной матерью ребенок – воскрешение ребенка. Иконография пределлы до конца не расшифрована, и художник показывает свою эрудицию, совмещая готическую экстравагантность с отсылками к античному искусству».

14,15. Мелоццо дельи Амбрози, прозванный Mелоццо да Форли (1438–1494).
Aнгелы, играющие на лютне. 1480. Фрагменты фрески, снятой со стены. Размер правого: 117х93,5 см.
Художник «…был приглашен в Рим папой Сикстом IV. Он создал множество фресок в римских церквах, так что именно Мелоццо может считаться основателем римской школы, расцветшей в XVI–XVII веках. Три музицирующих ангела – фрагменты его росписи купола церкви Санти Апостоли, огромной многофигурной композиции «Вознесение Христа».
Фреска воспринималась современниками как торжество папской власти, возродившей Рим. Божественный оркестр ангелов символизировал неземную красоту рая, а отвлеченное понятие «музыка небес» связано с философскими построениями модели мира, о которой говорили пифагорейцы и платоники. Мелоццо, как художник Ренессанса, в своем произведении соединяет античную и христианскую традиции. Его ангелы, прославляющие Господа согласно словам Библии: «Да хвалят имя Его с ликами, на тимпане и гуслях да поют Ему, ибо благоволит Господь к народу Своему, прославляет смиренных спасением», идеальны, как античные статуи, и в то же время жизненны – они похожи на юных пажей при дворах ренессансных правителей».
«Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо»
Среди множества распятий, оплакиваний, положений во гроб и других трагических сюжетов раздел выставки с тремя ангелами-музыкантами – как светлый уголок рая, отдохновение души. Характерны в них легкость, отсутствие экзальтации, нарочитой театральности. Привлекает взгляд шероховатость и матовость фрески.

Рассказ о Пинакотеке Барбары Ятты и продолжение экскурсии слушайте и смотрите в журнале АРТОБЪЕКТИВ.

Tags: Выставки, Италия, выставки, живопись
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments