November 7th, 2013

Ladvocat
  • nkbokov

"Пигмалионы" XIX века. Клесенже / Clesinger (1814-1883)

     Тот, первый Пигмалион, был царем Кипра и чуждался женщин – живых. Однако мысль о них была ему не противна, он взялся за резец и изваял статую (статуэтку?) из слоновой кости. Из бивня, заметим (и добавим: бивень чем-то напоминает ребро…) И влюбился в изображение, – в собственное, так сказать, продолжение, в эрзац, в протез, – как иначе назвать необходимую для жизнь вещь, заменившую подлинник? Афродита вдохнула жизнь в статуэтку Галатеи, тронутая мольбами художника. У счастливых супругов родилась дочь Пафос, которая сменила женский род на мужской, становясь понятием.
Такова сила искусства ваяния. Библия к нему относится с опаской, его продукция, в частности, – идолы, отвлекающие человека от Бога.
     Искусство особенное. «Скульптура, самое реальное и самое абстрактное из всех искусств, а равно и самое благородное, дарующее форме – вечность (в человеческих, разумеется, пределах), – собирает – как и поэзия, ваятельница идеи, – многочисленных и горячих приверженцев даже в наше время паровых машин и материальных забот», – писал Теофиль Готье в обзоре «Салон 1847». 202
     Самое большое – и горячее – внимание в статье уделено 33-летнему скульптору Огюсту Клесенже (Clesinger или Clésinger) и его мраморной «Женщине, ужаленной змеей».



   Жан-Батист (Огюст) Клесенже. Женщина, ужаленная змеей. Мрамор, 1847. Музей Орсэ, Париж
Collapse )
   
     Мне уже немножко душно в музейных залах. Хочется на волю, в холодный воздух готических соборов,
к великим идеям религии.