zerckalo (zerckalo) wrote in history_of_art,
zerckalo
zerckalo
history_of_art

немного о щукинском собрании и двух взглядах

 Отрывок из «Еще о кубизме и первой фазе кубофутуристических боев» Н.Н. Пунина. С лекции М.Ю.Евсевьева, который зачитывал это на лекции. Посему могут быть небольшие неточности.. 
Без этого обстоятельства все не только было бы иначе но и самое движение не стало бы тем, чем оно исторически стало – борьбой за культуру живописи – говорю о щукинской галерее. Я также мало знаю, как составлялось собрание, как и те, которые не были непосредственными свидетелями. Только раз я был в галерее в сопровождении самого Щукина. Мне показалось - собирал ее не он один. Подобно тому, как в летописях, житиях, в старых хрониках можно прощупать разные слои, принадлежащие различным эпохам, так и в щукинском собрании есть слои. В целом оно конечно характерно для эпохи, для русской культуры 19 века. Это был период жадного всасывания французской культуры во всех ее прогрессивных проявлениях почти без выбора. <...>
Щукинское собрание кроме того, что оно выражает художественные стремления начала века, еще свидетельствует о каких-то группировках, боровшихся за влияние и влиявших на самого Щукина. В Щукинской галерее, между прочим, был зал, с лепными украшениями в стиле рококо, где Матисс сам развесил свои картины. Я никогда не видел экспозиции более совершенной. Эта галерея – исторический кряж, по которой восходила одна эпоха и откуда спускались в другую. Никто за исключением безнадежных тупиц не вышел из галереи абсолютно тем же человеком, каким в нее вошел. Это наш Данте, наш ад, чистилище и рай. Там отчаивались и погибали, но там же находили спасение. Я много раз видел, что эта галерея делала с русскими художниками, поэтому имею все основания говорить так: оттуда выходили обожженные, вынося обломки вывороченного, безнадежно погибшего мира. Для некоторых не было спасения, как художники они погибали навсегда. Другие начинали метаться, подобно отравленным, метались долго мучительно и из этих погибали многие. Оставшиеся были те, о которых мы начинаем теперь историю нового русского искусства. Щукинская галерея была технической базой в период первых московских боев. Она снабжала русскою живопись всем, что ей было нужно в трудные годы перелома. Связанная с Парижем, она была неисчерпаемым источником новых идей, техники, новых чувств и методов. Источником огромной творческой энергии питавшей все, сколько-нибудь способное к движению. Из нее черпали все, подчас без всякой меры, в каком-то самозабвении. Появление в щукинской галерее новых вещей, обычно осенью, в особенности в годы, когда пошли Сезанн и Пикассо, были действительно революционным событием: взрывались традиции, замедлившихся подхлестывало. Вокруг шеи вчерашних кумиров зповисали петли. На ходу, обгоняли друг друга, на ходу писали, на ходу бросали, как будто искусство заново начиналось с последнего Пикассо, жажда нового, нового во что бы то ни стало, была безгранична. Еще в двенадцатом году, группа Ларионова «Ослиный хвост» представляла произведения, имеющие в виду самые последние художественные открытия. В пятнадцатом году трубили Марсиане. …шли не столько писать картины, сколько изменять недописанному вчера. Это и был тот период в развитии левого русского искусства, когда наряду с прекрасными достижениями, были безнадежно бескрылы бесплодные загибы в пустоту, тупики. И все-таки, время было чудесное – время рождения нового мира. Сквозь мглу и в хаосе прорезывались ребра века. Век оказался железным. И нам достался недаром. Может быть, поэтому мы его так любим. Любим его больше, чем всякое прошлое.

Отрывок из "Пространства Эвклида" К. Петрова-Водкина.
Морозовская коллекция с Морисом Дени и Бенаром становилась уже пресной, меценатам нужна была более сильная наркотика. Живопись, литература и театр были достаточно шумливы, чтобы не использовать их как рекламу и для общих коммерческих дел. Иначе необъяснимо, почему это так вдруг вчерашнее кафтанники повыгнали стариков с их молельнями на чердаки, влюбились до крайности в изящные искусства и понавесили новые иконы Моне, Сезанна и Гогена по нежилым залам своих особняков и отплевывались от всего близкого их интересам.
Ведь Матисс, Пикассо и Ван Гог и для нас, специалистов, были тогда неожиданными, и мы-то с трудом и с руганью разбирались в них.
Парижские художники и сбытчики картин довольно цинично и не без юмора рассказывали мне впоследствии о том, как они натаскивали московитов на свой товар, как придачили к хорошей картине и залежалые холсты.
Щукин перекричал своих конкурентов, когда он завесил свой особняк последними продуктами французской живописной кухни.
- И что бы это затеял Сергей Иваныч? - недоумевали его приятели в складах и лабазах, - у него смекалка коммерческая, со зря не начнет, уж он покажет Рябушинским да Морозовым!
Сергей Иванович сам показывал посетителям свою галерею. Живой, весь один трепет, заикающийся, он растолковывал свои коллекции. Говорил, что идея красоты изжита, кончила свой век, на смену идет тип, экспрессия живописной вещи, что Гоген заканчивает эпоху идеи о прекрасном, а Пикассо открывает оголенную структуру предмета.
Горячо и дальновидно растолковывал Щукин свой товар, так дальновидно, что у не го в отдельной комнате имелся на всякий случай запасной выход в искусство Китая с тонко отделанными портретами древних мастеров, уже ничего общего не имеющих с Пикассо и Матиссом...
Шепелявя, брызжа слюной на собеседника, Михаил Ларионов русскими терминами крыл здесь "Серовина-Коровина", взывая к образцу матиссовского "Хоровода", и уводил за рукав в уголок еще не очухавшегося от щукинского объяснения критика, сплевывал на "Хоровод" и предлагал собственного изобретения "лучизм", не уступающий кубизму.
В.А. Серов не против Пикассо и Матисса восставал; он, как профессионал, видел, что все дороги ведут в Рим, что во Франции куется большое дело, он возмущался обезьяньей переимчивостью нашей, бравшей только поверхностный стиль французских модернистов, только менявшей чужие рубахи на грязное тело.
Серов омрачнел не оттого, что им начали швыряться, а оттого, что молодежь с полдороги каких-либо профессиональных знаний бросилась в готовый стиль, и Серов бросил Московское училище и вообще педагогику..

К проблемам современного состояния культуры..
 
Tags: теория
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments