Виктор Солкин (victorsolkin) wrote in history_of_art,
Виктор Солкин
victorsolkin
history_of_art

"Небеса на земле"



Современный человек восхищается гением и мастерством древних строителей, фараонами, по приказу которых было возведено или расширено то или иное святилище. Гораздо реже вспоминают о настоящих хозяевах этих непостижимых «небес на земле» - богах, не понимая, что зачастую находятся в местах, доступных когда-то лишь немногим избранным. Обыкновенный египтянин видел лишь стену, окружающую храм, вход - сдвоенные башни - пилон, покрытый расписанными рельефами, перед которым возвышались золоченые обелиски и царские колоссы. Внутреннюю часть храма он мог видеть только в тот момент, когда массивные двери открывались перед процессией бога в дни праздника или перед царем. Обряды, совершаемые во всех храмах Египта во имя царя и процветания Египта и всех египтян, происходил в глубокой тайне от всех, во мраке святая святых. Храм был не местом публичного богослужения, но сокровенной обителью божества, его земной резиденцией, местом, где встречались этот мир и запредельные пространства с их таинственными обитателями. Одновременно храм был и моделью вселенной, действующим организмом, поддерживающим Маат - великий принцип вселенской гармонии. Здесь, согласно египетским представлениям, эманации божественных духов неустанно ежедневно и еженощно поддерживали жизнь во вселенной, не давая ей вернуться к состоянию изначального хаоса.


Многочисленные изображения говорят о том, как выглядели первые святилища египтян – простые, лаконичные сооружения из дерева, глиняных кирпичей и тростника. Обнаруженный на острове Элефантина, покрытый архитектурными наслоениями более поздних эпох, архаический храм представлял собой простой грот, выдолбленный в скале. В Древнем царстве храмы богов были все еще очень скромными. Так, солнечные храмы, воздвигнутые фараонами V династии в Абу Гуробе, устраивались на особом возвышении, обнесенном стеной. За стеной находился большой двор, по сторонам которого располагались крытые молельни, а в центре стоял сам объект культа – колоссальный каменный обелиск, покрытый драгоценными металлами. Перед обелиском находился массивный жертвенник.
Тем временем постепенно шло развитие царских погребальных комплексов, становящихся все более монументальными и пышными, что сказалось со временем на храмовой архитектуре в целом. Прекрасно сохранившийся нижний храм пирамидного комплекса фараона Хафра в Гизе является лучшим примером незыблемости, воплощенной зодчим в камне когда-либо в истории человечества. Равномерный шаг колоссальных столбов из красного асуанского гранита, поверхность которых была отшлифована почти до зеркального блеска, белые алебастровые полы, когда-то покрытый золотыми звездами потолок и многочисленные царские статуи из зеленого диорита и сливочного алебастра, - все это создавало атмосферу гармонии и необычайного величия, сохранившуюся вплоть до наших дней, несмотря на прошедшие сорок шесть веков истории человечества.
Только в Среднем царстве во внешнем облике «дома бога» произошли значительные изменения. Немногие сохранившиеся памятники – «белое святилище» Амона-Камутефа, воздвигнутое при Сенусерте I в Карнаке или храм Себека и Рененутет в Мединет Маади (Фаюм) производят неизгладимое впечатление своей пропорциональностью и изяществом декорировки. В это же время в египетской архитектуре появляется ее неотъемлемый элемент: сдвоенные трапециевидные башни, служащие входом в храм, которые египтяне называли бехен, а греки - пилон.
В эпоху Нового царства храмовая архитектура поражает своей пышностью и грандиозностью. Отныне «дом бога» состоял из нескольких пилонов, открытых (перистильных) и крытых (гипостильных) колонных дворов и залов, построенных на единой прямой, завершающейся святилищем. На территории храма также располагались священное озеро, хранилища для утвари и приношений, жилища жрецов.
Все части храма, так или иначе, были символически связаны с элементами гармоничного устройства вселенной. Входной пилон символизировал ахет – «горизонт небес», между холмами которого «восходит Ра». На дверном карнизе пилона изображался крылатый солнечный диск - воплощение Хора Бехдетского, божества, повергнувшего восставших врагов Ра. Крыша храма, являвшаяся небом этого микрокосма, традиционно украшалась золотыми звездами, созвездиями и фигурами летящих коршунов, сжимающих в лапах кольца шен - символы бесконечности. Полы, соответственно, рассматривались как предвечный холм земли. Грандиозные колоннады дворов и залов имитировали первозданные заросли тростников, в которых родилось когда-то солнечное божество. Воды священного озера были воплощением вод Нуна - бесконечного предвечного океана. Длинный путь процессии жрецов имитировал путь, движение солнечной ладьи от пилона, часто ориентированного на восток через дворы и залы на запад, где в темноте скрывалось святая святых.
Церемонию закладки храма египтяне воспринимали как повторение рождения мира, созидательного акта бога-творца. Посредством ритуала не люди, но боги возводят святилище, не мастера, но духи украшают его росписями и драгоценными материалами. Лишь только после выполнения всего комплекса необходимых магических действий божество, которому посвящается эта обитель, может войти в свое культовое изображение и ниспослать благодать вселенной. Побивая своих земных врагов, изображенный на поверхности пилона и окружающих храм стен царь, не только воспевает свои завоевательные походы, но и символическим образом уничтожает все силы хаоса, противостоящие сооруженной из нетленного камня святыне, символически поднявшейся из неведомых глубин «отца богов Нуна».
Перед каменными папирусами, лотосами и пальмами, «выросшими» из предвечных вод в залах храма, преклоняют свои колени духи Нила, протягивая на циновках все дары щедрой египетской земли, без которых поддержание божественного культа невозможно. Здесь же, в помещениях недоступных простому человеку, он, тем не менее, присутствует в виде птицы рехит, символизирующей весь египетский народ, «поклоняющийся богам тем, что на небесах, тем, что на земле». На бесчисленных рельефах царь, а в реальности верховный жрец, принося жертвоприношения и обеспечивая божество необходимыми земными дарами, устанавливает многогранный диалог, происходящий в пространствах слова и ритуала, выраженный в молитве и священнодействии. Взамен царь, жрец, а вместе с ними и вся вселенная обретают то, что во много раз превосходит принесенные дары: жизнь и процветание, благополучие и здоровье, гармонию и справедливость. Радость, которой боги наполняют этот мир, выражена в многочисленных гимнах и молитвах благочестивых людей, желавших по-своему поблагодарить божество, прославить «в гимнах Имя Его», воздать «хвалы Ему до высоты небес, во всю ширь земли…»
Во время ежедневной службы зримый образ божества омывали священной водой, умащали благовониями, облачали в тончайшее полотно, окуривая его, протягивали ему образ Маат, произнося прославляющие молитвы, исполняя сокровенные песнопения.
Все приношения пищи, предложенные богу, затем сжигались. Среди бесчисленных подношений, которыми ломились жертвенники, были все дары долины Нила и окружающих ее земель; все они символизировали Око Хора, потерянное в битве с силами хаоса, воплощенными в Сетхе, но возвращенное и излеченное богом Тотом. Получившее после этого имя Уджат, это око стало символом восстановления божественного порядка и изначальной полноты существования, стремления возродить жизненный цикл вселенной.
Египетский храм всегда был подобием государства, с тем лишь отличием, что во главе него стоял бог, а царь почитался как его наместник. Лишь божественный оракул и фараон назначали жрецов. Единство мира божественного и царского дома было залогом процветания страны; только с началом угасания египетской цивилизации при XXI династии «государство Амона в Карнаке», управляемое верховным жрецом, сосуществует с независимой властью царя на севере Египта, демонстрируя тем самым последний раскол Египта небесного и Египта земного. Только во время владычества Птолемеев и Рима некоторые храмы обрели былое достоинство и величие, пытаясь отстоять традиционную сакральную культуру в тяжелой битве с растущим иноземным влиянием. Отныне на храмовом рельефе появляется царь персидской, греческой или римской крови; на самом деле, в глазах жречества некий абстрактный Фараон, символ той части человечества, которая в эпоху осквернения святилищ и уничтожения алтарей все еще пыталась сохранить диалог с божественным миром.
Для Египта, как, впрочем, и для любой другой традиционной цивилизации, закрытие храмов было событием равнозначным концу культуры; так, именно в библиотеках «домов бога» писались самые священные тексты, а в их мастерских создавались непревзойденные шедевры искусства и испытывались новейшие достижения технической мысли. Более того, храмы были еще и просто каменными «книгами», на «страницах» которых была записана история одной из древнейших цивилизаций на нашей планете.

Кинк Х.А. Древнеегипетский храм. – М., 1979.
Матье М.Э. Искусство Древнего Египта. – М.-Л., 1961.
Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. – М., 2001.
Davied A.R. A guide to religious ritual at Abydos. – Warminster, 1981.
Spencer P. The Egyptian temple: a lexicographical study. – London, 1984.
Wilkinson R. The Complete Temples of Ancient Egypt. – London, 2000.

Цит. по: Солкин В.В. Храм // Древний Египет. Энциклопедия. М., 2005.
Илл: фрагмент колоннады второго двора заупокойного храма Рамсеса III в Мединет Абу. XII в. до н.э. (с) фото мое, 2008 г.
Tags: Древний Египет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments