?

Log in

No account? Create an account

История искусств

Живопись, графика, скульптура, архитектура от древности до ХХ века

Previous Entry Share Next Entry
art nouveau и "Опасные связи"
к порядку дня
vive_liberta wrote in history_of_art
Две эпохи, которые разделяют без малого полтора века.
Но артистический мир начала 20-го века, по-видимому, ощущал свое родство с эпохой рококо. С ее декоративностью и показной праздностью, с ее изяществом и жеманством, с той самой "невыносимой легкостью бытия", которая знакома нашим старшим современникам...


Жорж Барбье (10 октября 1882, Нант, - 1932, Париж) – знаменитый художник, рисовальщик-модельер и иллюстратор. Ученик Жан-Поля Лорана, он окончил Высшую национальную школу изящных искусств в Париже. Первая его выставка состоялась в Салоне юмористов в 1910 году, где он фигурировал под псведонимом Эдуард Вильям.
Сотрудничал в сатирических газетах («Le Rire», «La Baïonnette») и в более серьезных («La Gazette», «Modes et manières d'aujourd'hui», «Les Feuillets d'art», «Fémina», «Vogue», «Comœdia illustré», «le Jardin des dames et des modes»), причем готовил не только иллюстрации к разделам о моде, но и тексты.
На его счету также оригинальные экслибрисы, оформление мюзик-холлов, театров и синематографов, костюмы для Вацлава Нижинского и Рудольфо Валентино.
Среди иллюстрированных им книг – издания Бодлера, Теофиля Готье, Мюссе, Верлена, Луве де Кувре.

И «Опасные связи» Шодерло де Лакло.


Восемь картинок из этой серии мы и представляем вашему вниманию. Электронные версии литографий 1929 года. Картинки кликабельны, их можно просматривать и копировать в полный размер




*



*



*



*



*



*



*




Навеяло ассоциацию...


Кофейник, сахарница, блюдца,
Пять чашек с узкою каймой
На голубом подносе жмутся,
И внятен их рассказ немой:

Сначала — тоненькою кистью
Искусный мастер от руки,
Чтоб фон казался золотистей,
Чернил кармином завитки.

И щеки пухлые румянил,
Ресницы наводил слегка
Амуру, что стрелою ранил
Испуганного пастушка.

И вот уже омыты чашки
Горячей, темною струей.
За кофием играет в шашки
Сановник важный и седой.

Иль дама, улыбаясь тонко,
Жеманно потчует друзей.
Меж тем, как умная болонка
На задних лапках служит ей.

И столько губ и рук касалось,
Причудливые чашки, вас,
Над живописью улыбалось
Изысканною — столько глаз.

И всех, и всех давно забытых
Взяла безмолвная страна,
И даже на могильных плитах,
Пожалуй, стерты имена.

А на кофейнике пастушки
По-прежнему плетут венки;
Пасутся овцы на опушке,
Ныряют в небо голубки;

Амур не изменяет позы,
И заплели со всех сторон
Неувядающие розы
Антуанеты медальон.



Георгий Иванов

  • 1
Здорово как! Спасибо)

Да, и как Барбье удалось замечательно передать настроение каждой сцены.

  • 1