Дмитрий Евтушенко (evtushenko75) wrote in history_of_art,
Дмитрий Евтушенко
evtushenko75
history_of_art

Categories:

Репин. Портреты Керенского. 1917-18


Начиная с 1926 года этот портрет хранился в запаснике Музея Революции. Когда к Репину в Пенаты приехала делегация советских художников, состоящая из его ученика Бродского, Кацмана, Радимова, с целью уговорить его вернуться в СССР, на деньги советского правительства у него был выкуплен этот портрет и еще пара эскизов на революционную тему. "Царская виселица" постоянно висела в экспозиции Музея Революции. Не знаю, как сейчас. А вот портрет Керенского тут же убрали с глаз долой. И только в 1990-м году я увидел его впервые на какой-то выставке в музее Калинина, там, где была его приемная напротив библиотеки Ленина. Вот тогда-то я и увлекся именно поздним Репиным и стал отыскивать все новые и новые его работы 10-20-х годов прошлого века. Совсем недавно обнаружился готовый к продаже на одном из антикварных салонов еще один портрет Керенского. А до этого он появился в числе лотов аукционного дома "Кристи". На мой взгляд, портрет более удачный. Вероятно, Репин вел их параллельно, немного варьируя ракурс и цветовое решение.

Недавно прочитал в опубликованном письме Репина молодому скульптору Оленину от 20 июля 1917 года такие удивившие меня слова:"...Керенский. Какая сложная, гениальная натура! Вот человек родился Наполеоном; какой это талант, какая энергия! И до чего он всегда неожиданно оригинален; а вообще прост и добр, как отмеченный Божием перстом." Письмо написано как раз тогда, когда Репин работал над портретом. То есть, это впечатления "с натуры". Впрочем, по словам Чуковского, когда Репин писал чей-либо портрет, он неизменно "влюблялся" в свою модель.
"Приговор" поздней живописи Репина и портрету Керенского, вынесенный самим Чуковским, был, по моему, незаслуженно, суровым. Цитирую фрагмент его дневниковой записи от 4 октября 1917 года: "В каждом мазке чувствуется, что Репин умер и не воскреснет, хотя... портрет Керенского смел, Керенский тускло глядит с тускло написанного зализанного коричневого портрета, но на волосах у него безвкуснейший и претенциознейший зайчик.- Так и нужно!- объясняет Репин - тут не монументальный портрет, а случайный, случайного человека... Правда, гениального человека- у меня есть фантазия... Перед Керенским он преклоняется..." Вероятно, Чуковский видел первый из двух портретов. Ну вот не разделяю я оценку Корнея Ивановича. Конечно, сравнивать позднего Репина с поздним Тицианом было бы сильной натяжкой, но тенденция мне видится та же. На начальном этапе добросовестная трактовка формы, точный рисунок лица и рук. А под старость - исключительно свето-воздушная среда, световые потоки, в которые фигура погружена, как в аквариум. И только блики и световые пятна выхватывают ее, полурастворенную, из пространства. Плюс это неожиданное смещение светового акцента с лица на руки. И, как ни странно звучит, возрастное ухудшение зрения, и точности движений руки такому цельному результату шло только на пользу...
Ну и чтобы завершить тему образа Керенского в искусстве, размещу еще один его портрет, написанный учеником Репина Бродским тем же летом 1917 года.

Он тоже хранился в запаснике Музея Революции. Был выставлен тогда же в 1990-м в особняке Калинина. А спустя еще год Бродский начнет свою знаменитую "лениниану". Напишет Ленина на Путиловском заводе, в Смольном, на фоне Кремля. И бесконечную вереницу вождей: Сталина, Ворошилова, Орджоникидзе, Кирова, Куйбышева...
Tags: 19 век, 1910-е, 20 век, Россия, живопись
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments