Наталья Самойленко (cicerone2007) wrote in history_of_art,
Наталья Самойленко
cicerone2007
history_of_art

Categories:

Рядом с Марком Аврелием

Неподалеку от конного памятника Марку Аврелию в новом зале Капитолийских музеев находится еще один шедевр. Это – портрет сына императора-философа Комода в виде Геркулеса. Бюст я этот хорошо помнила по всевозможным историям римского искусства, но, глядя на фотографии, и не подозревала, насколько он совершенен:

Император Коммод в образе Геркулеса



Разумеется, это – холодное совершенство. Портрет примерно в два раза больше натуры. Датируется он временем между 180 и 193 гг. Вероятно, это часть лишь композиции, в которую входили тритоны: http://en.museicapitolini.org/percorsi/percorsi_per_sale/museo_del_palazzo_dei_conservatori/sale_degli_horti_lamiani
Император облечен в шкуру льва, в одной руке он держит палицу, в другой яблоки Гесперид. Бюст поддерживают рога изобилия, которые фланкировали коленопреклоненные Ники. Коммод непроницаем. В этом портрете бесполезно искать характер конкретного человека, поскольку перед нами божество.

Коммод в виде Геркулеса


Вот как описывает и характеризует его Элий Лампиридий:

«Коммод отличался хорошим телосложением. Выражение его лица было бессмысленное, какое обычно бывает у пьяниц, речь — бессвязная; волосы были всегда накрашены и сверкали золотыми блестками. Волосы на голове и бороду он подпаливал, боясь цирюльника (XVII, 3) .

С самого раннего детства Коммод отличался постыдным поведением, был бесчестен, жесток, развратен, и уста его были осквернены и обесчещены. Он был искусен в тех занятиях, которые не соответствовали положению императора, например, — он лепил чаши, танцевал, пел, свистел, наконец, проявлял способности превосходного шута и гладиатора (I, 7,8).

Он позволил ставить себе статуи в виде Геркулеса, и ему приносили жертвы как богу (IX, 2).

Он выступал в гладиаторских боях и с такой радостью принимал прозвания гладиаторов, словно получал прозвания за триумфы. Он всегда выступал на играх и приказывал вносить сообщения о всяком своем выступлении в официальные письменные памятники. Бился он, говорят, семьсот тридцать пять раз (XI,10 - 12)».

http://ancientrome.ru/antlitr/sha/lampkomm.htm

Коммод в виде Геркулеса


А вот что пишет о Комоде Юлий Капитолин в жизнеописании Марка Аврелия:

XIX. (1) Некоторые говорят — и это кажется правдоподобным, — что Коммод Антонин, его преемник и сын, родился не от него, а был плодом прелюбодеяния, и добавляют к этому такую, живущую в народной молве, сказочку. (2) Как-то раз Фаустина, дочь Пия и жена Марка, при виде проходивших мимо гладиаторов воспылала любовью к одному из них — и после долгих страданий, причиненных любовным недугом, призналась в своей любви мужу. (3) Когда Марк обратился к халдеям, они дали совет убить этого гладиатора с тем, чтобы Фаустина омылась его кровью и потом возлегла с мужем. (4) Когда это было сделано, Фаустина, правда, освободилась от любви, (5) но на свет появился Коммод — скорее гладиатор, чем император: будучи императором, он выступал публично перед народом почти тысячу раз в гладиаторских боях, как это будет указано в его жизнеописании. (6) Этот рассказ считается правдоподобным на том основании, что сын столь безупречного государя отличался такими нравами, какие чужды даже любому учителю гладиаторов, любому актеру, любому из тех, кто выступает на арене, наконец, любому человеку, в котором, как в помойной яме, соединены всякая грязь и преступление. (7) Многие говорят и так, что Коммод — вообще плод преступной любви: ведь хорошо известно, что в Кайоте Фаустина выбирала себе любовников из матросов и гладиаторов. (8) Когда Марку Антонину говорили о ее поведении, предлагая развестись с ней, если он не хочет казнить ее, он, говорят, сказал: "Если я разведусь с женой, то нужно возвратить ей и приданое". (9) А что другое могло считаться приданым, как не императорская власть, которую он получил от тестя, будучи им усыновлен по воле Адриана? (10) Но жизнь хорошего государя, его безупречность, уравновешенность и благочестие имеют такую силу, что ненависть, которую вызывают к себе его близкие, не может затмить его славы. (11) Словом, Марку Антонину не могли повредить ни его сын-гладиатор, ни распутная жена, так как он оставался всегда верен себе и ничьи нашептывания не могли его изменить.

За два дня до своей смерти, допустив к себе своих друзей, он, говорят, высказал о сыне такое же суждение, какое высказал Филипп об Александре, когда он дурно отозвался о последнем; и при этом он добавил, что он огорчен совсем не тем, что умирает, а тем, что оставляет после себя [такого] сына: Коммод уже показал себя беспутным и жестоким (XXVII, 11 - 12).

http://ancientrome.ru/antlitr/sha/capimant.htm
Tags: Древний Рим, скульптура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments