Наталья Самойленко (cicerone2007) wrote in history_of_art,
Наталья Самойленко
cicerone2007
history_of_art

Categories:

Последнее произведение Микеланджело: Пьета Ронданини

Недавно перечитывала Уолтера Патера. В его эссе о поэзии Микеланджело нашла строки, которые воскресили в памяти образ «Пьеты Ронданини»: «Вся его надежда основана на сознании неведения — неведения человека, неведения природы духа, его происхождения и его способностей <…> Он поэт всей этой области чувств, — поэт, и поныне живо приковывающий наши задушевные мысли — немые вопросы о посмертном переходе в бесформенное состояние, предшествовавшее жизни; о перемене, о возмущении против этой перемены; далее о смягчающем, светлом порыве жалости; наконец, вдали неопределенный, смутный, но не более смутный, чем самые определенные мысли человечества за три столетия о предмете, столь близком его сердцу, о новом теле — неверный свет, неуловимый, внешний эффект на слишком неподвижных или слишком бесформенных лицах; греза расплывающаяся в мерцании утра, неверная, бесцельная, беспомощная; слабость слуха, памяти, осязания, дыхания, огонек на пороге двери, перышко в вихре». (У.Патер. Ренессанс. Очерки искусства и поэзии. М., 2006. С. 127-128.):

Микеланджело. Пьета Ронданини



Последнее произведение Микеланджело находится сейчас в замке Сфорцеско в Милане. В наш первый приезд в Милан «Пьета Ронданини» была на реставрации. Когда мы оказались в Милане снова, то до последнего мига не верилось, что мы ее увидим. Она сияла белизной, оторваться от созерцания этой тающей скульптурной группы было очень трудно. Только на снимке я разглядела, что ее постамент – это кусок античного надгробия, рядом с «Пьетой Ронданини» ты устремляешь взгляд только ввысь:

Микеланджело. Пьета Ронданини

Как и в других работах Микеланджело образ возникает в единстве проработанного и незавершенного:

Микеланджело. Пьета Ронданини

Но характер незавершенности «Пьеты Ронданини» совершенно иной, нежели в скульптурах гробницы Медичи. Незаконченность последней работы – это невозможность сказать телесным языком скульптуры то, что думал мастер. Создание произведения здесь превращается в процесс его разрушение.

О «Пьете Ронданини» прекрасно написал В.Н.Лазарев: «Над этой вещью, начатой около 1552 года, мастер еще работал за шесть дней до смерти. Группа осталась незаконченной, но и в том фрагментарном состоянии, в котором она до нас дошла, „Пьета Ронданини" оставляет незабываемое впечатление.
Поначалу Микеланджело принялся обрабатывать глыбу для композиции иного типа, зафиксированной на одном рисунке в Оксфорде. Это должно было быть „Положение во гроб"; мертвого Христа поддерживали сначала две фигуры, а затем одна <…> Но затем, почти десять лет спустя, он вновь вернулся к работе над группой, подвергнув ее весьма существенным изменениям. Он стал выпрямлять тело Христа и сближать его с фигурой Марии. Одновременно он отказался от сильного наклона обеих голов.
Все эти изменения оставили свой след на поверхности камня: голова Христа изваяна из правого плеча Марии, рука Христа — из правой части фигуры богоматери и ее бедра; первоначальное левое плечо Христа и левый край его торса были использованы в дальнейшем как материал для его левой руки и для левой руки Марии; наконец, голове Марии придано более прямое положение, почти параллельное наклону головы Христа. Все эти изменения привели к тому, что „Положение во гроб" уступило место «Оплакиванию Христа» <…>:

Микеланджело. Пьета Ронданини

«Пьета Ронданини» — одно из самых трагичных по своему замыслу произведений Микеланджело. В нем великий мастер как бы прощается с жизнью. Безмерна степень того отчаяния, которое воплощено в этих двух одиноких фигурах, затерянных в огромном мире. Мать прижимается к мертвому телу сына, не будучи в силах с ним расстаться. Она не плачет, не кричит от страха и ужаса, не ломает руки. Ее скорбь безмолвна. В этом тончайшем по своей одухотворенности образе Микеланджело передал то, что он сам чувствовал и ощущал, — трагедию одиночества. Неустойчивые фигуры, охваченные единым, развернутым по параболе движением, приобрели необычайно вытянутые пропорции, от столь излюбленного мастером энергичного контрапоста не осталось и следа, тело стало инертным и преувеличенно хрупким. Пластическая масса, которой всегда так дорожил Микеланджело, как бы растаяла, улетучилась, испарилась, духовному началу здесь, строго говоря, уже не с чем бороться. В этой скульптурной группе художник впервые преодолевает мучительный конфликт противоборствующих сил, но ценою предельного облегчения материи, приобретающей удивительную одухотворенность <…>:

Микеланджело. Пьета Ронданини

Весь пройденный им жизненный путь отныне представляется Микеланджело сплошным заблуждением. В замечательном по своим поэтическим красотам сонете он пишет:

«В утлом челне, через разбушевавшееся море, жизнь моя в своем беге достигла общей для всех гавани, где предстоит отдать отчет о злых и добрых делах. Ныне я хорошо знаю, как обременяло меня заблуждением любящее воображение, сделавшее искусство моим идолом и царем и толкавшее меня желать то, чего каждый желает. Любовные мысли, некогда суетные и радостные, что от вас осталось, когда я приближаюсь к двойной смерти? В одной я уверен, другая мне угрожает. Ни кисть, ни резец не даруют покой душе, обращенной к той божественной любви, которая простерла на кресте руки, чтобы взять нас к себе».
(В.Н.Лазарев. Старые итальянские мастера. М., 1972. С.486-487)

Микеланджело. Пьета Ронданини

Одна из самых удивительных особенностей этой скульптурной группы – неясность пластического мотива. Что делает Мария? Поддерживает тело Христа или опирается на него? Эта неясность полна глубокого смысла: смерть Христа – это путь к его Воскресению и нашей надежде на бессмертие.
Tags: 16 век, Италия, скульптура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments