Тотьяна (tanushe) wrote in history_of_art,
Тотьяна
tanushe
history_of_art

Categories:

Шелкография как искусство



Сегодня все знают кто такой Энди Уорхол и чем он знаменит. В первую очередь, большими декоротивными графическими листами и холстами. Но далеко не все знают, как сделаны эти вещи. Совсем недавно в Санкт-Петербурге вышла монография художника и искусствоведа Алексея Парыгина "Шелкография как искусство", впервые на русском языке рассказывающая об истории этой замечательной графической техники.
На странице автора можно получить более точное представление о направленности и содержании работы al_parygin
В качестве вступительной заметки, с любезного разрешения автора, цитирую фрагмент параграфа "Шелкография в искусстве Канады" из главы "Шелкография в искусстве ХХ века"







Канадские художники применяют шелкоэкранную технику с середины 1920-х годов ХХ века. Вначале (в прикладной графике) для создания плакатов, календарей и других целей, затем со второй половины 1930-х годов и для авторского эстампа. Правда, Гарри Хитт в одной из своих статей замечал, что ещё до Первой мировой войны здесь имелись редкие кустарные мастерские, которые пользовались шелкографией, а наиболее ранний зарегистрированный патент относится к 1918 году (Bert Zahn).
Одними из первых на возможности сеточной печати обратили внимание мастера известной у себя в стране Group of Seven (Группа семи), активно работавшие во второй половине 1910-х – 1930-е годы (их последняя совместная выставка состоялась в 1933 году). В объединение входили Александр Я. Джексон, Джон В. Бетти, Альфред Дж. Кассон, Эдвин Холгат и другие художники, основными сюжетами в творчестве которых чаще всего становились лесные пейзажи холмистых просторов Северной Канады. Довольно быстро и весьма успешно эти живописцы освоили шелкографию для работы со своими излюбленными мотивами.
В числе подобных вещей наиболее ранней из известных на сегодняшний день шелкографий будет практически самостоятельная станковая композиция 1924 года, всё же являющаяся плакатом, – Гостиница Бон Эхо А. Я. Джексона, из собрания National Gallery of Canada (no. 36841). Заметим, что с полным на то основанием данный лист может считаться интереснейшим образцом ранней канадской сериграфии.
Примерно три четверти этой шелкографии, выполненной в шесть цветов тушевым способом, занимает изображение горного озера с патетически неспешно ползущими над холодным зеркалом воды кучевыми облаками и отвесными красными скалами, с резко доминирующей диагональю сосны на переднем плане. Торжественно, красиво и весьма убедительно для желающих отдохнуть на природе.
Теперь позволим себе сказать несколько слов об авторе вышеприведённой работы. Живописец и график Александр Джексон начал свою карьеру в художественном отделе литографской компании. В 1905 году он впервые на короткое время приезжает в Европу, затем работает как коммерческий художник в Чикаго, одновременно посещая занятия в Художественном институте. С 1907 по 1910 годы он путешествует по Франции, изучая импрессионизм, и в течение этого времени учится в парижской Академии Джулиана. Позже он не раз вновь возвращался в Европу (1911, 1913). В 1920 году Джексон становится членом «Группы семи». В 1925 году преподаёт в Художественном колледже Онтарио в Торонто.
При этом практически на протяжении всей своей жизни Джексон создавал шелкографские эстампы. Но особенно активно художник занимался печатной графикой в 1950-е годы. Среди работ того времени Деревня Лаурентан (1957), Пейзаж с речкой Лаурентан (1957), Санный путь (1957) и многие другие. Обычно отпечатанные в 6–10 прогонов тушевым способом, весьма сдержанные по колориту композиции, но при этом, несомненно, обладающие полифоническим живописным звучанием. К сожалению, они, как правило, не датировались автором и не имеют указаний о тираже, что определённым образом затрудняет их атрибуцию.
Ещё одним представителем «Группы семи», обращавшимся к шелкографии в 1930-е годы, был Джон В. Бетти. Работы Бетти встречаются крайне редко, и поэтому лист Бай-Сант-Поул (ок. 1931), хранящийся в Канадской национальной галерее (no. 36841), является одним из немногих известных эстампов мастера.
Значительно больше своих коллег-художников того времени занимался творческой шелкографией Альфред Джозеф Кассон, присоединившийся к группе только в 1926 году. В этом же году, по некоторым косвенным источникам, он впервые обратился и к шелкографскому эстампу.
От остальных членов «Группы семи» Кассона, в первую очередь, отличает, пожалуй, излишне подчёркнутая композиционная статичность и специфическая графичность, плоскостность в решении пространственно-цветовых задач, а также весьма характерный выбор сюжетов, в том числе любовь к цветочным натюрмортам (Розовые Маки, Водяная лилия с лягушкой, Настурции) и анималистическому жанру (Американский лось, Лесная собака, Дикие утки). Отпечатанные в 7–12 прогонов, его шелкографии воспринимаются подчас как «излишне цветные» при той реалистической, даже натуралистической трактовке формы, которую использует художник. Правда, здесь стоит заметить, что встречаются и весьма удачные в колористическом плане листы (Деревня). При этом на подавляющем большинстве эстампов Кассона нет указаний на год создания и тираж, и традиционно, ходя и довольно условно, большая их часть датируется серединой 1930-х годов.
И, наконец, коротко скажем о ещё одном представители этой группы, который в 1950-е годы, насколько нам удалось выяснить, исполнил всего-навсего несколько цветных шелкографских эстампов. Им был Эдвин Холгат, отдававший в своём творчестве особое предпочтение суровым панорамам лесистых канадских гор (Предгорье Морин, 1958).












Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments