happy_end (happy_end) wrote in history_of_art,
happy_end
happy_end
history_of_art

Categories:

Яков Агам

Пластическая композиция Ришон ЛеЦион (Палестина времен Британского мандата, 1928).



Ключевые слова - авангард, оп-арт, кинетисты. Много света (шума) из  всего, что плохо (хорошо) лежит. Оптический обман, линзы, зеркала, илюминация. Три стены, шесть огнедышащих слайд-панелей. В центре - минималистичная скульптура, изображающая Ришон ЛеЗион, родной город художника, из-за которого, собственно, весь сыр-бор. Вверху - освещенный потолок, внизу  - пестрый ковер. Разноцветный акрил, алюмиий, стекло, крашеное дерево, нержавейка, шерсть, плексиглас, флюоресцентные трубы. После пяти минут созерцания начинает ломить в затылке. Содом и Гоморра нервно курят в углу в компании Бедлама и Хаоса. Но это на первый взгляд. На второй, когда глаза привыкают к визуальной экспансии, открывается строгая, даже несколько навязчивая организация всех этих трубочек, колбочек и лампочек. Каждая на своем месте, и не просто так, а служит частью орнамента. Почти невинного, почти этнического.

Остается непонятным, каким образом в порядочной раввинской семье, где родился и вырос Яков Агам, вызревает столь цветущее безумие. О раввинских семьях я получила представление в израильском ортодоксальном районе Меа-Шеарим. В колористическом плане жизнь там черно-белая. Вернее, черно-грязно-белая, без всяких  цветных пятен и мигающих лампочек. Плюс ко всему Яков Агам получил религиозное образование, усиленно изучал каббалу, готовился к подвигам духа и тела. И вдруг - такое.

Навал метафор, какофония, напоминающая звучание ненастроенного синтезатора, когда все клавиши нажаты одновременно. Можно ли точнее передать состояние Израиля времен Британского мандандата? Я сомневаюсь. Этот период истории Страны напичкан эмиграциями, иммиграциями, алиями, демографическими вызрывами, осушением болот, сионистскими и антисемитскими бунтами, героическими посадками города-сада. Винегрет заправлен символикой каббалы с примесью глубокого мистицизма, вызревшего в недрах маленького провинциального сердца. Зритель сокрушен, вовлечен, выбит из статичного столбняка. Зритель шел в музей - попал на дискотеку. 

Много лет Агам жил в Париже, где нахватался всевозможных эстетических идей. Выбился в мастера арт-авангарда, стал исполнять госзаказы. Построил кинетическую композицию Тысяча ворот в саду президентского дворца в Иерусалиме (1972) и огромный музыкальный фонтан в богатеньком парижском квартале Дефанс (1975), например. Но чем громче играет музыка, тем явственнее звучат в ней еврейские мотивы. В эпоху разгула технократии в искусстве, этот  Яков паяет светомузыку из матушкиного рукоделия. Куда ни глянь, везде узоры, напоминающие то ли жалюзи, то ли домотканные полотенца. Ришон ЛеЦион - жаркий город. А Вайль давно доказал, что география важнее биографии.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments