Фонд "Шуховская башня" (rutower) wrote in history_of_art,
Фонд "Шуховская башня"
rutower
history_of_art

120 лет гению русского авангарда



 
Константин Мельников в своём доме, 1929г., фото А.Родченко
 

Сегодня исполнилось 120 лет со дня рождения Константина Степановича Мельникова - самого известного в мире русского архитектора. Его наследие изучают в крупнейших архитектурных вузах мира, но в России шедевры архитектуры  построенные Константином Мельниковым - Дом Мельникова и Клуб Русакова в Москве - медленно разрушаются и не имеют достойной защиты со стороны Государства. Некомпетентность и безответственное бездействие российских властей в отношении гениального наследия Константина Мельникова вызывают возмущение мировой архитектурной общественности.

3 августа 1990 года столетие одного из величайших архитекторов XX века ЮНЕСКО отметило тем, что объявило 1990-й Годом Константина Мельникова. Но спустя 20 лет ни одна его постройка так и не вошла в Список Всемирного наследия, а в России ни одна из них даже не признана памятником федерального значения. В том, что сегодня происходит с наследием классика русского авангарда, разбиралась обозреватель "Недели" Ирина Мак .

Выдающимся архитектором современности Константин Мельников был признан еще в конце 1920-х, после того как в 1925 году показал на Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств в Париже свой павильон. Его здания вошли во все мировые учебники и стали единственным беспроигрышным символом советской архитектуры за границей. В том числе знаменитый дом в Кривоарбатском переулке, который архитектор построил для себя. Этот дом чудом уцелел до наших дней, но медленно разрушается из-за многолетнего отсутствия достойного ремонта (научной реставрации), низкого статуса Государственной защиты и конфликта интересов собственников наследия Константина Мельникова.


Дом Мельникова в Кривоарбатском переулке

Идею сделать в здании музей - свой и сына Виктора, превосходного художника, озвучил сам Мельников. Архитектор пытался передать дом государству, с тем чтобы сын смог в нем жить. Власти предложением не заинтересовались. Дом остался в руках семьи, и благодаря этому мы имеем сегодня памятник такой исключительной подлинности и сохранности.

- Папа тридцать с лишним лет хранил все это, не продал ни одной дедовой работы. Говорил, что это нам не принадлежит: наша доля - сохранить дом для России, - говорит Екатерина Каринская, внучка архитектора, дочь его сына Виктора. - Он все завещал государству, с условием, что здесь будет музей отца и сына Мельниковых.

Виктор Константинович действительно сохранил все, вплоть до керамических патронов в светильниках и мебели, купленной отцом в 1920-х годах у американца, покидавшего Москву. Но изменился ландшафт вокруг, и это угрожает памятнику.

В 1920-х из окошка на втором этаже была видна церковь Николы Плотника, а когда церковь сломали - Поляковский дом с "Диетой". Сегодня вид заслоняет новый дом - один из двух гигантов, выросших по соседству. Семи- и восьмиметровой глубины подземные гаражи под ними нарушили гидрогеологию почвы. Дом стал проседать. А несколько лет назад за "спиной" дома Мельникова на Арбате вместо снесенных домов 39 и 41 собрались строить торговый центр с 15-метровой подземной парковкой. Согласовали и маршрут движения грузовиков - по Кривоарбатскому переулку...

Тогда борьбу с властями за отмену решения о строительстве начал и выиграл Сергей Гордеев - сенатор от Перми и основатель фонда "Русский авангард", в 2006-м купивший у внука архитектора Алексея Ильганаева его долю наследства - половину дома. Сенатор же заказал и оплатил инженерно-геологическое исследование территории с целью доказать, что на этом месте ничего нового строить нельзя. Но решение о строительстве лишь приостановлено. И обеспокоенные жители соседних домов получили в мэрии неутешительные обещания, что строительство планируется в согласованных габаритах.

И музей так до сих пор не создан: потомки и владельцы не могут договориться о его статусе и содержании. Сенатор, говоря о будущем дома, имеет в виду современный интерактивный музей, в котором предметом рассмотрения и охраны будет сам дом Мельникова. А внучка архитектора Екатерина Каринская представляет себе государственный дом-музей деда и отца. И не очень верит в альтруизм оппонента.

- Вопрос один: на каких условиях Гордеев готов передать государству приобретенную им половину дома? - спрашивает Каринская. - Потому что дом неделим. Сенатор говорит, что хочет сделать музей. Замечательно. Но музей вместе с архивом архитектора должен быть собственностью государства. Если сенатор передаст свою часть государству, я сделаю то же. Хотя само государство для сохранности дома ничего не предпринимает. Москомнаследие ведет себя так, как будто дома не существует.

Москомнаследие, впрочем, выдало фонду "Русский авангард" охранное обязательство на дом - как единственному легальному собственнику. По словам Гордеева, он ни разу в доме не был - не пускают. Не пустили и привезенных им в Москву британских инженеров, собиравшихся установить на доме электронные структурные мониторы, позволяющие контролировать состояние здания. Хотя сомневаться в намерениях Гордеева трудно: на счету его фонда множество проектов в области культуры, среди которых проведение в России - впервые - публичных международных конкурсов на проекты строительства в Перми музея современного искусства и оперного театра, учреждение премий молодым архитекторам...

Екатерина Каринская обратилась к президенту Медведеву с просьбой помочь присвоить памятнику статус государственного музея. Президент дал на этот счет распоряжение вице-премьеру Жукову. Но решение должно принять Министерство культуры, а там пока тишина... Похоже, судьба дома волнует только участников конфликта и архитектурную общественность. А кто-то просто ждет, что, пока идет борьба за собственность, дом рухнет. А нет дома - нет и проблемы. Как это часто бывает в современной Москве

Архитектор Наталья Душкина:

- Почему важно придать этому наследию государственный охранный статус? Вторая волна российского капитализма еще молода, она еще не очень умеет жить в рамках закона. Поэтому нет гарантий, что через пять лет у создателей музея не исчезнет к нему интерес... Поэтому, когда речь идет о таком уникальном доме - с сохраняемой в нем уникальной средой - возможна только государственная опека. При этом в попечительском фонде могут участвовать частные инвесторы, и господин Гордеев среди них. Я вижу его заслуги в издательской деятельности - "Русский авангард" выпускает огромное количество книг по архитектуре конструктивизма и авангарда, и здесь я ему аплодирую.

Первый заместитель Москомнаследия Ирина Савина:

- По завещанию умершего в феврале 2006 года сына архитектора Виктора Константиновича Мельникова все принадлежащее ему имущество, в том числе и 1/2 Дома Мельникова переходит государству - Российской Федерации - для организации в нем федерального мемориального музея. Однако сложность состоит в том, что В.К. Мельников на момент смерти не был зарегистрирован как собственник.

В настоящее время собственником второй половины дома является С.Э. Гордеев, с которым оформлено охранное обязательство. В судах Москвы рассматриваются судебные иски с участием потомков семьи Мельникова о правомерности завещания их отца, а также признании права собственности на его долю имущества в порядке наследования по закону. В судебных разбирательствах также участвует Российская Федерация в лице Росимущества как наследник по завещанию.

Москомнаследие всецело поддерживает создание музея выдающегося архитектора. Это позволит не только вести музейную деятельность, но и провести комплекс ремонтно-реставрационных работ на объекте, что крайне затруднительно при наличии нескольких собственников.

Планируемое строительство торгово-офисного центра по адресу: ул. Арбат, 39-41 полностью согласовано в установленном порядке, включая согласования Москомнаследия.

Сенатор от Перми, член Комиссии Совета федерации по культуре и президент фонда "Русский авангард" Сергей Гордеев:

- Проект "Дом-музей Мельникова" ведется фондом "Русский авангард" на протяжении 5 лет. За это время проведены исследования реализованных музеев домов архитекторов по всему миру, была собрана международная команда реставраторов, создана концепция музея, организован международный комитет и проведена его встреча, приобретены помещения в соседних зданиях для размещения служб музея. В настоящее время фонду принадлежит 1/2 здания Дома Мельникова, еще 1/2 находится в процессе судебных тяжб между родственниками. Фонд надеется после завершения судебных процессов приобрести и оставшуюся половину дома. К сожалению, судебные тяжбы между родственниками препятствуют успешному движению данного проекта. Фонд готов к созданию на базе Дома Мельникова государственного музея, но, к сожалению, многочисленные письменные обращения фонда в правительство Российской Федерации остались без ответа. Поэтому реальным продвижением в сложившейся ситуации было бы назначение высокопоставленного авторитетного чиновника Минкульта ответственным со стороны государства за этот проект, с тем, чтобы он мог бы взять на себя роль модератора и активизатора процесса создания музея. Это должен быть бесплатный государственный или частно-государственный музей, главный принцип которого - сделать архитектурный шедевр доступным для каждого, без каких бы то ни было ограничений. Оппозиционная фонду сторона предлагает создание музея для элиты, вход в который простым людям будет заказан. Таким элитным музеем этот дом является и сейчас. Его незаконно занимают люди, которые с радостью пустят вас, если вы архитектурная звезда или известный журналист, но которые откажут вам, если вы простой гражданин, интересующийся архитектурой.

Архитектор Андрей Гозак, автор книги "Дом К.С. Мельникова", изданной фондом "Русский авангард":

- Дом должен быть собственностью государства, а лучше мирового архитектурного сообщества. И охраняться ЮНЕСКО. А финансировать работы по реставрации и созданию музея могут любые частные лица, слава им и хвала. Всем, включая Сергея Гордеева. Ведь этот дом - по сути единственный подлинный памятник работы Мельникова. Остальные были практически пущены под списание, изуродованы... Это "бедная" архитектура - без колонн, без золота... Архитектура для народа, которая сегодня не нужна ни администрации, ни городу, на ее месте можно построить что-то более престижное и "нужное"...

Блеск и нищета мельниковского наследия

Бахметьевский гараж,

1926 год постройки

Ул. Образцова, 19А

Заинтересовавшись схемой движения автомобилей при парковке, Мельников выдвинул идею "прямоточной системы", при которой транспорту не надо было разворачиваться. Идея была воплощена в проекте автобусного гаража с четырьмя разными фасадами и позволила разместить в ангаре площадью 8 500 квадратных метров, с безопорным перекрытием, спроектированным знаменитым инженером Владимиром Шуховым, 104 автобуса марки "Лейланд".

В 2001-м территория бывшего Бахметьевского автопарка была передана в пользование еврейской общине Марьиной Рощи, которая, имея на руках результаты экспертизы, подтверждающей износ металлоконструкций на 87%, начала их разбирать. Архитектурному сообществу удалось оспорить экспертизу и предотвратить вандализм на той стадии, когда в значительной степени была утрачена материальная субстанция. Тем не менее здание было восстановлено и отреставрировано. Качество реставрации специалистов категорически не устраивает, но надо радоваться, что здание стоит. В 2008 году в нем открылся Центр современного искусства "Гараж", ставший одним из самых модных мест столицы.



Дом культуры им. И.В. Русакова,

1929 год постройки

Ул. Стромынка, 6

Построенный по заказу Союза коммунальников, клуб стал первым в мире зданием, где балконы зрительного зала вынесены наружу и располагаются в трех зубцах-выступах. Клуб был назван в память революционера Русакова и стал одним из главных творений Мельникова. В 1996 году здание было передано в аренду театру Романа Виктюка, с тем чтобы театр за свой счет привел его в порядок. Но условие не было выполнено: ремонт оказался слишком серьезным и дорогим. Позже клуб был включен в список особо ценных объектов Всемирного фонда памятников архитектуры и получил от фонда грант в размере 20 тысяч долларов, на которые (а также на средства субарендаторов) были отремонтированы крыша, система отопления и начата реставрация окон. Пять лет назад Центробанк РФ выпустил серебряную памятную монету "Дом культуры им. И.В. Русакова", признав его символом столицы. Но денег на ремонт снова нет. Здание пребывает в аварийном состоянии, и приезжающие в Москву иностранные архитекторы, все как один спешащие посмотреть на классику авангарда, изумленно видят торчащую из бетона арматуру.

Гараж для грузовых машин на Новорязанской улице, 1929 год постройки

Ул. Новорязанская, 27

Форма подковы, неожиданная для планировки гаража, была выбрана Мельниковым из-за треугольного участка, выделенного под сооружение. И обеспечивала компактное размещение здесь огромного количества грузовиков и их удобный выезд. Металлоконструкции разработаны Владимиром Шуховым. Ворот было больше - в килевидных выступах фасадов, выходящих на Новорязанскую улицу, под круглыми окнами. Теперь ворота одни, но все сооружение, в котором до сих пор располагается 4-й автобусный парк Мосгортранса (несмотря на то, что в 2005 году было принято решение о строительстве нового парка), - пример почти полной сохранности здания. Уже существуют проекты приспособления его под выставочный комплекс, один из этих проектов разработан известным архитектором Юрием Аввакумовым.

Дом культуры химиков завода "Каучук",

1929 год постройки

Ул. Плющиха, 64

Клуб на углу Плющихи и 2-го Труженикова переулка обыгрывает занимаемое им угловое пространство. В центре - излюбленный Мельниковым вертикальный цилиндр, охваченный с обеих сторон лестницами, за ним - зрительный зал, много десятилетий выполнявший роль кинотеатра, в котором бывал сам архитектор. Здание находится в федеральной собственности, но арендаторы привели памятник в упадок. Основной арендатор - Академия российского искусства, одним из учредителей которой является пианист Николай Петров. По информации "Недели", доля его была продана Федору Бондарчуку для создания в здании кинотеатра, был проведен ремонт фасада и крышы. На остальное денег не хватило. От интерьеров Мельникова не осталось ничего. Дом до сих пор стоит в лесах, ремонтные работы не ведутся.

http://www.inedelya.ru/other/article11438
Tags: 1920-е, 20 век, Россия, архитектура, конструктивизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments