Жизнь, психология, путешествия (taanyabars) wrote in history_of_art,
Жизнь, психология, путешествия
taanyabars
history_of_art

Categories:

Киев. Храмы. Художники. 1.Врубель




Эта история началась для меня лет пять назад, апрельским утром моей первой поездки в Киев. У нас была дешевая гостиница, без завтрака, зато почти в центре, и наутро мы вышли в поисках пропитания. Мы долго не могли ничего найти, лил дождь, порывом ветра у меня вывернуло зонтик. Мокрая, замерзшая и голодная, я уже чуть не плакала. На нашем пути оказался собор, и мы зашли больше, чтобы согреться и передохнуть. Вошли... и я замерла...
(Композиция моего рассказа такова, что увиденное мной в тот момент появится лишь во второй части; прошу извинить)
Более, чем равнодушная к православным храмам, я была потрясена. - Врубель, - сказал муж, и это было как объяснение моего потрясения.

К нашей второй поездке я уже знала, что храм расписывал Васнецов, а не Врубель. Но потрясение не изменилось.
С той поры и пошлО желание посмотреть подробнее эти росписи, а заодно разобраться во вкладе этих двух замечательных художников в историю Владимирского собора. История оказалась несколько более длинная, чем я думала и непростая, и я ее расскажу так, как поняла. Учтем, что ее герои - люди творческие, неординарные не только в творчестве, но и в обыденной жизни, и обывательское толкование их поступков не всегда отражает суть происходящего.

Нашу историю нельзя начать, не сказав пару слов про Адриана Прахова - историка искусств, археолога, профессора Петербургского и Киевского университета.

В 60-е годы XIX века в центре внимания Киевской общественности оказалась Кирилловская церковь - собор монастыря св. Кирилла, а в те времена (и сейчас тоже) - церковь при богоугодном заведении для душевнобольных. Под штукатуркой XVIII в. на ее стенах были обнаружены древнерусские фрески. Городскими властями было принято решение об их восстановлении, а заодно и реставрации церкви в целом. Работы начались в 80-х годах, общее руководство было поручено профессору Адриану Викторовичу Прахову, который, несмотря на довольно молодой возраст (ему не исполнилось тогда и сорока), был признанным экспертом в области древнерусского искусства.

Из воспоминаний А.В. Прахова:
«Боясь, что в мое отсутствие комитет, ведавший денежными средствами (по реставрации Кирилловской церкви), поручит написать образа какому-нибудь местному художнику-богомазу, я взял на себя заботу найти в Петербурге талантливого ученика Академии художеств, который мог бы выполнить в Киеве этот заказ, не выходя за пределы скупо отпущенных по смете денежных средств. В Питере, приехав осенью читать лекции в Университете, я не мог сразу заняться этим делом... Наконец собрался и прямо отправился в Академию художеств к своему старому другу П.П. Чистякову.»

Прахов попросил порекомендовать кого-нибудь из учеников, «кто согласился бы приехать в Киев и написать за 1200 рублей, со своими материалами, на цинковых досках четыре образа для одноярусного мраморного иконостаса в византийском стиле».

«Только что кончил, как кто-то постучал в дверь.
- Войдите! - крикнул П.П. Чистяков.
Дверь мастерской отворилась, и вошел с довольно большой папкой в руках стройный, худощавый молодой человек среднего роста. С лицом не русского типа. Одет он был аккуратно, в студенческую форму, даже со шпагой, которую студенты в то время неохотно носили.
- А вот - на ловца и зверь бежит! Вот тебе и художник! Лучшего, более талантливого и более подходящего для выполнения твоего заказа я никого не могу рекомендовать...».

Прахов и молодой Врубель, которому недавно исполнилось 27, быстро пришли к согласию. Весной 1884 года в киевской квартире Прахова появился «худощавый, русый, застенчивый молодой человек с тонкими чертами лица...»

Как уже говорилось, Кирилловская церковь располагалась на территории психиатрической больницы. По сути, тот, кто будет работать в этой церкви, на самом деле будет работать в психбольнице.
Когда Врубель впервые зашел на территорию больницы, его поразили глаза пациентов. Много лет он не сможет забыть их выражение и будет вновь и вновь воспроизводить на полотнах.
Но сначала Врубель не будет обращать внимания на предрассудки. Для него это феноменальная возможность. Ведь ему, студенту четвертого курса, доверяют ценные фрески, которым уже было 700 лет.
А когда Врубель поднялся на риштовку, то ощутил мистическую дрожь - перед ним открылся другой мир: на него смотрели лики святых, которым поклонялись люди 700 лет назад.
Врубель перерисовывает фрески в альбом, скрупулезно выписывает каждую черту лица, каждую складку одежды.
Первые недели работы он почти не выходит из Кирилловской церкви.

А потом попадает в дом Праховых - довольно своеобразный. Вот, как он описывается в чуть более позднее время
"Кого там только не было в те годы: участники росписей, важные чиновники, меценаты, духовенство, творческая молодежь. И всем приходилось считаться с крутыми нравами семейства Праховых. Тон в доме всегда задавала жена профессора - живая и остроумная Эмилия Львовна. Ей непременно помогали младшие дети - Кока (будущий искусствовед Николай Прахов) и Оля. Они постоянно затевали розыгрыши, и не один солидный гость терял апломб, разыскивая перед уходом свою шляпу, подвешенную высоко к потолку, или отковыривая от пола прибитые гвоздями галоши."

Врубель вырос в суровой офицерской семье, в которой, если и происходил светский прием, то обязательно по всем правилам этикета. Дом Праховых кажется ему фантастическим местом, территорией свободы. Но конечно главное для него - хозяйка дома, которой к этому моменту было 32 года.

Письмо М.А. Врубеля сестре, Киев, ноябрь 1884:

«Анюта, дорогая, прости меня. Я был виноват, когда не писал по месяцам из неумения распорядиться временем и по лени, когда срок вырос чуть не до полтора года; да и причиною непростительный эгоизм, постановка головного сумбура впереди настоящих целей жизни. Один чудесный человек (ах, Аня, какие бывают люди!) сказал мне: «Вы слишком много думаете о себе; это и вам мешает жить, и огорчает тех, которых вы думаете, что любите, а на самом деле заслоняете все собой в разных театральных позах»...Нет, проще да и еще вроде: «любовь должна быть деятельна и самоотверженна». Все это простое, а для меня до того показалось ново. В эти полтора года я сделал много ничтожного и негодного и вижу с горечью, сколько надо работать над собой..."


Пытаясь привлечь внимание Праховой, Врубель совершает немало эксцентричных поступков, которые я не буду описывать.

Н.А. Прахов:
«С нашей матерью Михаил Александрович был откровенен, и она, по прямоте своего живого характера и непосредственности, могла иногда отчитывать его от чистого сердца, не стесняясь так называемыми «светскими приличиями».

Врубель просит разрешение Праховой нарисовать ее в образе Пресвятой Богородицы - и она соглашается.
Сохранились наброски, и на первом из них лицо полностью Эмилии Праховой - глаза и нос еще человеческие. Следующий набросок, как результат поиска, и видно уже каноническое воплощение Девы Марии. Правда, глаза еще больше и в них уже другое выражение.
А на конечном варианте и на иконе глаза уже в половину лица и в них тоска. Эскизы Врубель рисует в странном состоянии - набросав один рисунок, стирает его и зарисовывает другим рисунком. Очередной эскиз показывает Эмилии и, если у нее есть какие-то замечания, снова перерисовывает его.



Прахов для завершения работы отправил Врубеля в Италию - формально для знакомства с работами итальянских мастеров, фактически - чтобы удалить от жены. Там Врубель писал четыре большие иконы - «Иисус Христос», «Святой Афанасий», «Святой Кирилл» и «Богоматерь с младенцем». Хотя для Богоматери ему позировала итальянка, ее облик списан с Эмилии Праховой (согласно легенде, когда заканчивали монтаж алтаря, в церковь зашла женщина, что бы помолиться. Но когда она опустилась на колени перед Богородицей, то закричала: Разве можно молиться на портрет моей соседки?), а фигура Христа у нее на коленях - фактически портрет младшей дочери.
Врубель рвался обратно и писал сестре: "Словом, жду не дождусь конца моей работы, чтоб вернуться. Материалу и живого гибель и у нас. А почему особенно хочу вернуться? Это дело душевное и при свидании летом тебе его объясню."
По-видимому после возвращения произошло решающее объяснение и разрыв Врубеля и Эмилии Праховой. Позднее он вспоминал об этом так:

«Я резал себя ножом. Поймете ли Вы? Я любил женщину, она меня не любила - даже любила, но много чего мешало ей понять меня. Я страдал, а когда резал себя, страдания уменьшались».

После завершения работ в церкви Врубель уезжает в Одессу.
Праховы потом разошлись, хотя и не разводились.Эмилия перед смертью взяла клятву с дочери, что та уничтожит письма и записки Врубеля. Что и было исполнено.

Согласно Википедии, Врубель прописал масляными красками полустёршиеся древние росписи. Его кисть коснулась фресок «Сошествие святого духа», «Ангелы с лабарами», полуфигуры Христа, голов пророков Моисея и Соломона. А также написал 4 иконы для иконостаса (см. выше).
Я не специалист и не берусь отделить работу Врубеля от работы древних мастеров. Посмотрим всего понемногу.



Фрагмент фрески "сошествие святого духа". Предполагается, что здесь художник изобразил себя.



Фреска целиком



Святой Афанасий



Святой Афанасий



Моисей

Тем временем в Киеве шли подготовительные работы к оформлению нового храма - Собора св. Владимира, возводившегося к 900-летию крещения Руси. В 1885 Праховакак знаток искусства Киевской Руси, был назначен руководителем строительного комитета и доверили оформление собора.
Врубель знал о планах по оформлению Владимирского собора и мечтал принять участие в этой работе. К моменту окончания работ в Кирилловской церкви у него уже было множество эскизов росписей для собора св. Владимира. Он работал над ними и в Киеве, и в Венеции. Но работы распределяются без него. О причинах этого есть по меньшей мере три версии.
- Несоответствие эскизов канонам православной церкви.
- Напряженность в отношениях Врубеля и Прахова.
- Врубель слишком поздно подал эскизы в соответствующие инстанции.
Вот что писал об этом сам Прахов.
«Я должен был руководить созданием Владимирского собора. Дело это я отдал в руки В. Васнецова... С Врубелем мы тогда не нашли общего языка по исключительно личным причинам. В 1886 я вынужден был снова уехать на Восток для дополнительных исследований и о Врубеле долгое время не имел никаких известий... Лишь в 1887 году, когда работы в соборе уже шли полным ходом, Врубель пришел ко мне и спросил, не возьму ли я его снова с собой работать. Я предложил ему самостоятельно расписать арку напротив входа. Я понимал все своеобразие таланта Врубеля и хотел дать ему такую работу, где бы он был наименее ограничен общим планом и характером росписи».

Врубель брался за любую работу во Владимирском соборе. Ему предложили расписать плафон «5-й день творения мира», и он это сделал, но работа не была принята строительным комитетом, который предварительно утверждал эскиз Сведомского. Причина - выполненная Врубелем работа значительно отличалась по стилистике от эскиза. И работа была перерисована другим художником. Не был принят и эскиз Врубеля «Воскресение Христово». Еще одна задумка - «Сошествие святого духа на апостолов» не была даже воплощена в эскиз, так и оставшись карандашным рисунком - она не вписывалась в общий план росписи собора.

После отказа от работы одного из задействованных в росписях художников Врубелю предоставился шанс выполнить роспись стен одной из лестниц собора, была даже выбрана и тема - «Жизнь князя Владимира-Красное Солнышко», но вскоре стало известно, что в Петербурге строительный комитет при Министерстве внутренних дел значительно сократил смету на окончание внутренней отделки храма. И роспись лестницы будет заменена покрытием простой малярной краской с небольшим добавлением орнаментов. В итоге Врубелю досталось лишь выполнение несколько орнаментов.





А теперь - неосуществленные эскизы



Воскресение



Еще один вариант



Надгробный плач



Еще вариант



Триптих



Ангел



Сошествие святого духа
(Основной, но далеко не единственный источник информации - www.vlsobor.com/
Оригинал размещен на www.art-in-exile.com/forums/ooaeiaeieee/3002-adhoaaeue-aaniaoeia-eeaa-odhaiu.html там можно посмотреть картины в лучшем разрешении с помощью технологии zoom )
Tags: 1880-е, Россия, живопись, иконы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments