Наталья Самойленко (cicerone2007) wrote in history_of_art,
Наталья Самойленко
cicerone2007
history_of_art

Categories:

Вечная молодость

Древнегреческая скульптура ранней классики (начало V в. до н.э.) отмечена особым очарованием. Чрезвычайно интересен сам переход от архаики к «суровому стилю»: перед нами все те же куросы (юноши), но в них уже почти ничего не остается от улыбающихся идолов с огромными глазами, сложными прическами из длинных завитых волос, схематическими телами, где акцентированы суставы, а мышцы образуют орнаментальный узор. Тело обретает мягкость и упругость, в моду входит короткая стрижка, исчезает улыбка. Только движение еще сковано, человек словно делает первые самостоятельные шаги по земле, пробудившись от сна. Именно так выглядит одна из самых прекрасных греческих скульптур в собрании Британского музея – так называемый Аполлон Странгфорда:

Аполлон Странгфорда



В диалоге Платона «Хармид» Сократ видит юношу:
«Я-то, мой друг, здесь совсем не судья: в вопросах красоты я совершенный неуч, почти все юноши в поре возмужалости кажутся мне красивыми. И все же он мне представился тогда на диво прекрасным и статным, и показалось, что все остальные в него влюблены — так они были поражены и взволнованы в момент его появления; многие же другие поклонники следовали за ним. Со стороны нас, мужчин, это было менее удивительно, но я наблюдал и за мальчиками, и никто из них, даже из самых младших, не смотрел более никуда, но все созерцали его, словно некое изваяние.

Тогда Херефонт, обратившись ко мне, сказал:

— Как нравится тебе юноша, мой Сократ? Разве лицо его не прекрасно?

— Необыкновенно прекрасно, — отвечал я.

— А захоти он снять с себя одежды, ты и не заметил бы его лица — настолько весь облик его совершенен.

И все согласились в этом с Херефонтом.».

Аполлон Странгфорда

На самом деле, все гораздо серьезнее, поскольку красота тела должна соответствовать красоте души. Сократ продолжает:

«— Геракл свидетель, вы справедливо называете его неотразимым! Если бы только ему было присуще еще нечто совсем небольшое.

— Что же это? — спросил Критий.

— Если бы он от природы обладал достойной душою. А ведь именно таким ему подобает быть, Критий, раз он принадлежит к твоему семейству.

— Но, — возразил Критий, — и в этом отношении он в высшей степени достойный человек.

— Так почему же нам, — спросил я, — не снять одежды именно с этой его части и не предаться ее созерцанию прежде, чем созерцанию его внешности? Во всяком случае, в таком возрасте он уже готов к собеседованиям».

/Диалоги Платона. Хармид/
http://www.nsu.ru/classics/bibliotheca/plato01/harmi.htm

Аполлон Странгфорда

Побеседовать с «Аполлоном Странфорда» нам не дано. Остается любоваться его нежным телом и гадать, то ли бог, то ли человек перед нами.

Аполлон Странгфорда

Если вдуматься, то это – одна из важнейших черт древнегреческого искусства: люди прекрасны как боги, а боги выглядят как люди. И если не сохранились надписи или атрибуты, то отличить человека от бога мы не можем.


Аполлон Странгфорда


«Есть племя людей,
Есть племя богов,
Дыхание в нас – от единой матери,
Но сила нам отпущена разная:
Человек – ничто,
А медное небо – незыблемая обитель
Во веки веков.
Но нечто есть,
Возносящее и нас до небожителей, –
Будь то мощный дух,
Будь то сила естества, –
Хоть и неведомо нам, до какой межи
Начертан путь наш дневной и ночной
Роком».

Пиндар

Аполлон Странгфорда

Интересно, что целый ряд статуй, сохранивших посвятительные надписи, – это памятники умершим. Вот одна из таких статуй, созданная на рубеже VI-V вв. до н.э.. Это – памятник Аристодика из собрания Национального археологического музея в Афинах. Здесь эффект «пробуждения» еще сильнее:

Памятник Аристодика

Слегка склонилась голова:

Памятник Аристодика

Он осторожно передвигает ноги. Но к какой жизни пробуждается этот прекрасный юноша? Может быть, к жизни вечной?

Памятник Аристодика

Про куросов я вспомнила после посещения в Риме музея Барракко. Да-да Барракко, а не барокко. Это фамилия «патриота и коллекционера», как написано на баннере у входа. В этом маленьком музее собрана прекрасная коллекция греческой скульптуры. И одна из ее жемчужин – голова куроса из Великой Греции, которую датируют тоже рубежом VI-V вв. до н.э..

Голова куроса

Глаза были инкрустированы. Архаическая улыбка озаряет бесстрастное лицо.

Голова куроса

«Любимцы богов умирают молодыми» /Плавт/. Когда жрица Геры, мать Клеобиса и Битона, попросила наградить ее благочестивых сыновей, Гера даровала им высочайшую милость – они умерли во сне, во цвете лет.

Голова куроса

И все же, глядя на образы этих юношей, невольно задаешься вопросом: какими люди должны быть Там?

Голова куроса

Наверное, очищенными от всего случайного, наносного. Спокойными и просветленными. Такими, как эти куросы.

Голова куроса
Tags: Древняя Греция, скульптура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments