alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in history_of_art,
alexander pavlenko
alexander_pavl
history_of_art

Categories:

Историзм в живописи на одном примере 2

Темой грандиозного исторического полотна, которое должно было стать сенсацией визуальных шоу, Ханс Макарт выбрал въезд Карла Пятого в Антверпен в 1520 году. Выбор темы был безупречен. Карл Пятый – величайший из императоров Римской Империи, гениальный политик, интеллектуал, к тому же Габсбург, то есть прямой предок правящей в Австро-Венгрии династии, а торжественный въезд в Антверпен стал одним из первых его многочисленных триумфов. Однако, как и в картине «Венеция склоняется перед Катериной Корнаро», за внешне помпезным сюжетом скрывалась двусмысленность. Карл въезжал в Антверпен, чтобы просить у местных купцов денег на выборную кампанию: он уже был коронован как римский король, однако для борьбы за императорскую корону, на которую претендовали и другие монархи (например, Франциск Первый), ему требовалась кругленькая сумма.



Кроме того, смысловым центром грандиозной картины стал не прекрасный юный Карл Габсбург, а мужчина средних лет, стоящий в толпе встречающих. Даже поверхностно знающие историю искусств зрители сразу опознают этого человека. Разумеется, это никто иной как Альбрехт Дюрер, который и в самом деле присутствовал при въезде Карла в Антверпен. Дюрер описал праздненство в своём дневнике и письмах к Филиппу Меланхтону, так что Макарт при создании картины отчасти опирался на свидетельства великого художника.
Получилось, что картина рассказывает нам не столько о том, как великий король возвышался над своими подданными, а о пристальном цепком взгляде художника, следящем за сверканием красок суетных празднеств и не упускающем ни малейшей детали.
Картина была выставлена в венской мастерской художника, и посетили эту мастерскую 34 088 визитёров, так что сумма за проданные билеты и каталоги составила 13 429,41 гульденов. Верный своим правилам, Макарт больше половины собранных денег передал на благотворительность.



Интересно, что в толпе посетителей почти не было молодых девушек. Объясняется такое обстоятельство просто: по Вене сразу же после премьеры распространились слухи об исключительном неприличии картины. В самом деле, среди антверпенцев, встречающих Карла Пятого, не затерялись несколько юных леди, прикрытях одними только прозрачными покрывалами. Это историческая деталь, о ней упоминает Альбрехт Дюрер в письме к Меланхтону. Дюрер добавил, что пялился на голеньких девушек совершенно неприлично, «но я делал это, - добавил он несколько сконфуженно, - только потому, что я художник». Впрочем, изображённого Хансом Макартом Дюрера не девушки интересуют.
Публику, однако, изображённые на картине девушки заводили весбма и весьма. Художественный критик Оскар Берггруер посвятил им часть реценции и отметил, что особую провокативность создаёт соседство обнажённыхи одетых персонажей. Венская буржуазия была возбуждена, однако после публикации анонимного фельетона публика буквало ринулась в мастерскую Макарта – журналист заметил, что нагие нимфы на картине имеют определённое сходство с прекрасными представительницами высших аристократических и буржуазных кругов Вены. Скандал! Макарт лишь посмеивался, помалкивая.



Только после экспонирования картины в Париже и продаже её в Гамбург он объяснил, что никто из дам высшего света не позировал ему в обнажённом виде. Тела принадлежали профессиональным натурщицам и только лица, плечи и шеи были заимствованы с многочисленных частных портретов, которые ему наперебой заказывали предствители Австро-Венгерской элиты.
Грандиозное полотно заслуженно считалось шедевром, но на рубеже веков академическая живопись вышла из моды и «Въезд Карла Пятого в Антверпен» постигла судьба большинства шедевров эпохи историзма. Картину стали считать китчем, вынули из рамы, свернули в рулон, убрали в запасник и забыли на долгие, долгие десятилетия. Только в 1981 году картину нашли при инвентаризации, развернули, отряхнули пыль и обнаружили, что, увы, не миновала её беда, общая для живописи второй половины XIX века. Из-за использования асфальтовой подмалёвки и злоупотребления сиккативами тщательно разработанная цветовая драматургия «Въезда Карла Пятого» в значительной степени утрачена. Живопись приобрела охряный оттенок, значительно смягчивший пурпурные и синие тона.
Впрочем, даже в таком виде картина Макарта производит сильнейшее впечатление на непредубеждённого зрителя.
Tags: 1870-е, Австрия, академизм, занимательные факты, историзм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments