alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in history_of_art,
alexander pavlenko
alexander_pavl
history_of_art

Categories:

Мученичество святых как порнография

Несколько десятков раз Джовани Рибера изображал мученичество святого Варфоломея, коий во время своего миссионерского путешествия в Индию неосторожно разрушил языческую святыню (в углу картин на эту тему обычно валяется осколок античной статуи) и был за то подвергнут мучительной казни. На одной из самых странных картин Риберы святой Варфоломей, глядя прямо в лицо зрителям, держит в одной руке нож, а в другой – свою собственную кожу. Особо жуткая деталь - глядящий на нас пустым, мертвым взглядом Варфоломей лыс и безбород. Бороду и волосы мы видим на срезанной с него коже.



Обычно (хотя не всегда) святой Варфоломей на картинах Риберы пребывает в ступоре и вид у него скорее ошеломлённый, чем мученический. Обычно эту деталь объясняют тем, что по тогдашним воззрениях господь отключал у мучеников болевые центры, чтобы они не страдали явно, на радость язычникам.
Возвращаясь к теме прекрасных тел, укажу, что тела Рибера изображал старческие, измождённые, с сухой, болезненно желтой кожей, да ещё и одевал своих героев в лохмотья. До сего дня благомыслящие историки искусства пытаются уверить нас, что в реалистических изображениях нищих стариков в виде католических святых сказывались демократические симпатии Джузепе Риберы. Так сказать, «милось к падшим призывал». Однако демократически симпатии великого Риберы маловероятны. Он был алчным снобом, упорно и успешно добивавшимся места придворного художника вице-королей и для этой цели не гнушавшися ни интригами ни доносами. Кроме того, гениальный мастер подписывал свои картины если не на латыни, то тогда уж точно на испанском, педантично указывая, что является испанским художником родом из Валенсии. С оккупированными Испанией итальянцами, с уличными оборванцами и попрошайками, позировавшими для святых Андреев, Петров, Варфоломеев, а также для античных философов (этот жанр, фиктивные портреты Демокрита, Гераклита, Диогена, Аристотеля и так далее, пользовался большим успехом у интеллектуалов XVII века), он принципиально не желал иметь ничего общего.



Можно задаться вопросом – почему богатые, очень богатые неаполитанцы, самые богатые люди земли того исторического периода, покупали и вывешивали в своих барочных дворцах изображения растерзанных нищих, униженных обитателей социального дна? Вальтер Ланг предложил остроумное объяснение, с которым, вероятно, согласится любой россиянин: аппетит к жизни у пирующего на золоте аристократа или финансиста возбуждался от визуальной близости нищеты. Этакое «мементо»: тебе хорошо, а многим вокруг тебя – плохо, так что радуйся. Кроме того, голод, болезни и нищета, представленные в формате роскошной живописи, приобретали эстетическое измерение. Рибера показывал, что и грязными вонючими тряпками и измученными телами бедняков можно любоваться, если воспринимать их с определённой дистанции.



А время шло, и, когда в Неаполь прибыл новый вице-король, герцог Альба, мрачный фанатик, окруживший себя иезуитами, Рибера с треском вылетел со двора вице-королей, ибо поднявшиеся до вершин влияния иезуиты совершенно справедливо не усмотрели в холстах великого художникак ни малейшего проблеска религиозного чувства. Так что наш герой смог вернуться к согретому имперским солнцем местечку лишь при следующем вице-короле, графе Алькала. Причём для возвращения ему пришлось проявить чудеса интриганства и изворотливости, о которых растерянно повествовали оттеснённые Риберой художники ещё полвека спустя.
О тёмных легендах, связанных с Риберой, можно говорить очень долго, и очень долго можно анализировать каждую из его картин – хоть безумного по идее «Святого Варфоломея с собственной кожей», хоть «Пьяного Вакха», хоть «Мученичество святого Андрея», хоть совершенно не поддающуюся расшифровке картину «Женская дуэль».. . Да даже гравюра, условно называемая «Поэт», заслуживает отдельной статьи! Тем не менее, на этот раз я, наступая на горло собственной песне, заканчиваю.
Напоследок выскажу свою гипотезу по поводу некоторых биографических загадок Джузепе Риберы: ранний период жизни Спаньолетто так плохо документирован не случайно, а потому что на самом деле великий художник не был никаким «Джузепе Риберой» и взял это имя (такое же безличное для испанца, как «Кузнецов» или «Петров» для русского), убегая из Испании. Надо полагать, по молодости лет он влип в какую-то опасную историю и был вынужден скрываться от наёмных «браво». Помните, как Теодоро в «Собаке на сене» Лопе де Вега собирался бежать из Неаполя в Испанию после того, как раздосадованные ухажёры Дианы наняли убийц? И как сам де Вега в таких же обстоятельствах был вынужен бежать из Испании в Неаполь?
Tags: 17 век, Испания, Италия, барокко, живопись
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments