alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in history_of_art,
alexander pavlenko
alexander_pavl
history_of_art

Categories:

Неизвестный

Наверно, мало кто из посетителей Rijksmuseum в Амстердаме обращает специальное внимание на натюрморт, висящий в коридоре рядом с залом живописи начала XVII века. А если кто и обратил внимание, то наверняка рассеяно подумал, что картину ошибочно подвесили не к той эпохе: подобные метафизические натюрморты вошли в художественный обиход лишь полвека спустя. Однако ошибки нет. Эта картина в самом деле написана в 1614 году Иоханнесом Торрентиусом.



Johannes van der Beeck, художник, именовавший себя также Johannes Torrentius (что является буквалистским переводом фамильного имени на латынь), был арестован в Хаарлеме в 1627 году по обвинению в сатанизме. Кроме того, ему были предъявлены обвинения в атеизме, развращении юношества, содомии и занятиях черной магией. После ареста никакого разбирательства не последовало, Торрентиуса несколько дней зверски пытали, а потом, когда изорванный в клочья художник стал впадать в беспамятство сразу после начала пытки, его приговорили к сожжению на костре, каковая казнь была замена бессрочным заключением в казематах.
Все его картины, а также рисунки признаны созданными при использовании черной магии и, соответственно, адскими артефактами, изъяты у владельцев, свезены на рыночную площадь Хаарлема и сожжены под торжественное пение псалмов. Натюрморт, хранящийся в амстердамском Rijksmuseum, уцелел совершенно случайно. Это единственная дошедшая до нас живописная работа Торрентиуса. Есть, говорят, ещё два порнографических рисунка, но они не репродуцировались и не представлялись публике.
С гравированного портрета в «Teutsche Akademie der edlen Bau, Bild und Malereikünste» Иоахима фон Сандрарта на нас рассеяно и грустно смотрит мужчина средних лет, в гофрированном воротнике по моде начала XVII века. При жизни он был высокомерен, язвителен и весьма несдержан на язык. Он высмеивал Библию и в компании восхищённой молодёжи саркастически комментировал труды Отцов Церкви. Он рассуждал о языческой философии и из любых теологических дискуссий выходил победителем, что до невозможности раздражало местных ханжей. Впрочем, Торрентиус полагал что его положение необычайно популярного художника, оттеснившего всех своих современников, даёт ему возможность не принимать в расчёт ненависть честных прихожан. А популярен он был необыкновенно. Его картины поражали иллюзионистской реалистичностью, совмещённой с мощной метафизикой и превосходили всё, имевшееся в североевропейской живописи того времени. Судя по отдельным намёкам, этот художник был незаурядным химиком и талантливым оптиком, опередившим своё время. Для своих работ он усовершенствовал «камеру обскура», независимо от Иоанна Липперсгея и Кеплера изобрёл подзорную трубу, работал с какими-то алхимическими «цветовыми составами», создавая дьявольские «нерукотворные рисунки». Писал какие-то трактаты, а в промежутках между научными и художественными занятиями устраивал кутежи в трактирах.
Иоханнес фон дер Биек происходил из простой семьи, но вёл себя так, как не всякий аристократ позволяет себе. Торрентиуса окружали самые красивые девушки и самые элегантные юноши. Торрентиус был женат, но супруга разделяла его либертинажные устремления, нисколько не возражая против изысканных инсценировок - полубалетов, полуоргий. Торрентиус носил возмутительное бельё красного сатина и сам изобретал дизайн своих одеяний.
Безусловно, Иоханнес Торрентиус был яркой личностью и многих раздражал, однако стремительная и свирепая расправа с художником необъяснима. Должен быть какой-то повод к тому, чтобы в мгновение ока размазать одного из самых видных горожан Хаарлема по стенке пыточной камеры. Но что? Все попытки выяснить это наталкивались и наталкиваются на глухое молчание. Абрахам Бредиус, крупнейший специалист по истории голландской живописи XVII века, несколько лет копался в архивах, но был вынужден признать своё поражение. Иоханнес Торрентиус сделал что-то (или был обвинён в чём-то), столь ужасное с точки зрения европейцев XVII века, что они не решились внести сведения об этом действии даже в судебные протоколы.
Некоторое время художник медленно гнил в застенках, однако узнавший о его судьбе английский король Карл Первый вытребовал Торрентиуса к себе. Не знаю, поехала ли за Торрентиусом жена, но в Хаарлемской тюрьме она добровольно позволила себя запереть с мужем в камере на долгое время, чтобы ухаживать за ним. В Англии несчастного пытались лечить, но голландские палачи хорошо знают своё дело, так что агония попросту растянулась до 1644 года, когда наконец вольнодумный и гениальный живописец покинул этот мир, присоединившись к Хенрику Гольтциусу, Хансу Роттенхаммеру и Бартоломеусу Шпрангеру.
Но что же осталось нам? Пара легенд и натюрморт, на котором изображены ноты песенки с такими словами: «Кто живёт, не зная меры, тот безмерно падёт».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments