Наталья Самойленко (cicerone2007) wrote in history_of_art,
Наталья Самойленко
cicerone2007
history_of_art

Category:

Константин Коровин: живопись есть праздник

Весной в Ярославле я попала на прекрасную выставку: «БЕРЕГА. Крым – Охотино – Франция», посвященную 150-летию К.Коровина: http://goldenyar.ru/index.php?page=exhibition_korovin_2011
Три зала Ярославского художественного музея тепло и удивительно полно представляли художника. Здесь были показаны и ранние и поздние, созданные уже в эмиграции, картины К.Коровина. Открытием для меня стали его поздние натюрморты с рыбами. Сфотографировать вещи целиком не всегда удавалось, но фрагменты получились неплохо:

Коровин. Натюрморт с рыбами. 1930



Это – два фрагмента натюрморта 1930-х годов, где рядом с луковицами и бутылками вина, изображены иностранные рыбины. Изумительная красота серебристого и розового, стремительность и безупречная точность мазка и какой-то неожиданный для Коровина драматизм. Что-то не помню я в его ранних работах таких глазастых и зубастых рыб!

Коровин. Натюрморт с рыбами. 1930

«Лещи на зеленом столе» датируются 1920-ми годами. Это – настоящий праздник для глаз. Своим переливающимся золотом и экспрессией мазка они не уступают «Рыбам на закате» М.Ларионова, который, как известно, был учеником Коровина.

Коровин. Лещи на зеленом столе. 1920-е годы

«По-настоящему у Коровина было две страсти: живопись и рыбная ловля. Охота, конечно, тоже. Но рыбалка – на первом месте. Он буквально священнодействовал, готовясь к своему любимому занятию. Когда наступала весна и подходил срок отправляться на лов (обычно во Владимирскую губернию, где у Коровина был охотничий домик-мастерская в деревне Охотино, а рядом потом поселился Шаляпин), в доме появлялся приятель-рыболов Василий. По воспоминаниям Надежды Комаровской, он торжественно возглашал: «Пора, Кинстинтин Лексеич» - и начинался осмотр всего рыболовного хозяйства. Авторитет Василия в этом деле был для художника непререкаем. Кроме того, Коровин просто находил душевную отраду в беседах с мужиками, охотниками и рыболовами. Бывало, получал от них послания, типа: «Щука клюет. Ваш доброжелатель Кузьма». Таких приятелей у него было немало, но Василий оставался одним из главных. Они оба любили удочки собственного изготовления. Долго подбирали нужные крючки, разбирали снасти (у Коровина они всегда были первоклассными), спорили, на каком месте лучше клев. И если случалось напасть на хорошее место, никакая непогода не могла помешать им». / Ирина Ненарокомова о Константине Коровине: http://kkorovin.ru/nenarokomova15.php /

Коровин. Лещи на зеленом столе. 1920-е годы

Коровин. Лещи на зеленом столе. 1920-е годы

А вот еще один натюрморт 1920-х годов, свидетельствующий о рыбацком счастье Коровина. Золото и серебро:

Коровин. Рыбы. 1920-е годы

Как тут не вспомнить воспоминания Ф.Шаляпина: «Веселые были наши рыболовные экспедиции. Соберемся, бывало, с Серовым и Коровиным на рыбную ловлю. Целый день блаженствуем на реке. Устанем до сладостного изнеможения. Возвращаемся домой, в какую-нибудь крестьянскую избу. Принесли рыбу, и после лучения ее ночью располагаемся на отдых. Серов поставил холст и весело, темпераментно, с забавной улыбкой на губах быстро заносит на полотно сценку, полную юмора и правды. Коровин лежит на нелепой кровати, устроенной так, что ее ребра обязательно должны вонзиться в позвоночник спящего на ней великомученика, у кровати — огарок свечи, воткнутой в бутылку, в ногах Коровина, прислонившись к стене, в великолепнейшем декольте, при портках, — бродяга в лучшем смысле этого слова, Василий Князев. Он слушает, иногда возражая. Это Коровин рассуждает о том, какая рыба хитрее и какая дурачливее... Серов слушает, посмеивается и эту рыбную диссертацию увековечивает...»
http://www.artcontext.info/ru/stories-about-artists/51--korovin/187-korovin.html

Коровин. Рыбы. 1920-е годы

Коровин. Рыбы. 1920-е годы


Как известно, жилось в эмиграции Коровину трудно. Картины продавались плохо. Надо было поддерживать сына-инвалида. Судя по воспоминаниям, душа тянулась к русской природе, к мужикам, с которыми ему было интересно…Но по натюрмортам эмигрантской поры этого не скажешь. В них, как и в дореволюционные годы, царит радость жизни. Розы 1920-х годов все также купаются в лучах солнечного света и красуются на фоне синего неба:

Коровин. Розы
http://www.centre.smr.ru/win/pics/pic0235/p0235_1024.htm


Потому к ним вполне применима характеристика, которую дал более ранним работам критик Яков Тугенхольд в 1914 году: «Все большей чистоты красок ищет К.Коровин: его звучные натюрморты («Розы» и «Сирень») в этом смысле - шаг вперед. Боже мой, как много русского в его темпераментной растрепанности мазка...».
http://kkorovin.ru/nenarokomova16.php

Коровин. Розы. 1920-е годы

Коровин. Розы. 1920-е годы


Ярославская выставка невольно заставляла задуматься о том, что в искусстве и личности К.Коровина преобладало. Русское или французское? С 1880-х годов и до смерти он сохранял приверженность к импрессионизму. И речь идет не только о порхающем мазке, но и о мотивах его творчества, о передаче красоты и радости жизненных мгновений. Вот «Корабли. Марсель», написанные в 1890-х годах:

Коровин. Корабли. Марсель. 1890-е

Конечно, это уже не поздний рациональный период импрессионизма, но с ранними работами К.Моне вполне сопоставимо:

Коровин. Корабли. Марсель. 1890-е

Вспомним опять Шаляпина. Он пишет о своей первой встрече с Коровиным:
«За столом, между русскими актерами, певцами и музыкантами, сидел замечательный красавец француз, привлекший мое внимание. Брюнет с выразительными, острыми глазами под хорошо начерченными бровями, с небрежной прической и с удивительно эффектной шелково-волнистой бородкой в стиле Генриха IV.
“Какое прекрасное лицо! — подумал я.—Должно быть, какой-нибудь значительный человек приехал на выставку из Франции”. За столом он сидел довольно далеко от меня и о чем-то беседовал со своей соседкой. Речи его мне не было слышно. И вот в тот момент, когда я хотел спросить, кто этот интересный француз, я услышал, как настоящим российским диалектом он обратился к кому-то с просьбой передать ему горчицу. Удивился и обрадовался я, что этакий красивый человек тоже вдруг русский.
— Кто это? — спросил я.
— Да это Коровин, Константин Алексеевич, русский талантливейший художник».
http://www.artcontext.info/ru/stories-about-artists/51--korovin/187-korovin.html

Коровин. Корабли. Марсель. 1890-е

Коровин много раз еще до революции был в Париже, ездил по Испании и Италии. На выставке были прекрасные изображения Венеции. Это фрагмент картины 1894 года:

Коровин. Венеция. 1894

Темпера с изображением ночной Венеции создана в начале XX века:

Коровин. Венеция. Ночь. 1900-е

О своем путешествии сам художник пишет: «Дивной сказкой казалась мне Италия. <…> Таинственная Венеция. Ночь. Сажусь в черную гондолу у качающейся воды канала. В удивлении смотрю на высокого гондольера, как, стоя, нагибается он над веслом. На повороте темного канала он говорит:
- Оэээ... берегись....
Соседняя гондола тихо проходит мимо нас.
Комната гостиницы, из которой мне видна большая стена, огромного Дворца дожей. Я пошел по площади святого Марка, мир, - думаю я, - великие, прекрасные тени...»
http://kkorovin.ru/puti25.php

Коровин. Венеция. Ночь. 1900-е

Коровин. Венеция. Ночь. 1900-е

Совсем не французом выглядит Коровин в портрете Серова. И хотя портрета на выставке не было, но перед глазами он все-таки стоял, поскольку работы художника в соседнем зале акцентировали именно его «русскость». Князь Сергей Щербатов, писал когда-то о Коровине так: "Невозможно себе представить более русского человека, чем Коровин, со всеми русскими прелестями, очарованиями и недостатками. С его блестящей талантливостью, острым умом, наблюдательностью, с его поистине феноменальной силой темперамента, веселостью, доходящей до экзальтированности, восторженностью перед красивым явлением в любой области искусства, как и в природе, с его живостью и жизненностью, яркостью восприятия всех явлений жизни, - Коровин был одним из наиболее "красочных", ярких людей, которых мне приходилось встречать. Если делить людей на "колоритных" и "бесцветных", то "живописность" и "колоритность" Коровина были поразительны. В этом была и до глубокой старости сохранившаяся большая прелесть его - несравненного, талантливого рассказчика, балагура и веселого сотрапезника".
http://vserov.ru/kartina/4.php

В.Серов. Портрет К.Коровина

Это – фрагмент зимнего пейзажа 1914 года:

Коровин. Зима. 1914

А это – ранняя весна того же года. «Беспечный, художественно-хаотический человек, раз навсегда заживший в обнимку с природой, страстный охотник и рыбак, этот милый Коровин, несмотря на самые отчаянные увлечения глухарями, тетеревами, карасями и шелесперами, ни разу не упустил из поля своего наблюдения ни одного людского штриха», – пишет Шаляпин. Добавим к этому, что Коровин бы необычайно чувствителен и к «штрихам» родной природы.

Коровин. Ранняя весна. 1914

Фрагмент летнего «Пейзажа с рекой» (1919 г.) вызывает в памяти строки из воспоминаний художника: «Мне нравилась моя мастерская во Владимирской губернии, там была моя родная природа. Все нравилось там - крапива у ветхого сарая, березы и туман над моховым болотом. Бодрое утро, рожок пастуха и заря вечерняя... А на реке - желтые кувшинки, камыши и кристальная вода. Напротив, за рекой, Фёклин бор и конца нет лесам: они шли на сто четыре версты без селений. Там были и родные мои мужики».
http://kkorovin.ru/puti11.php

Коровин. Пейзаж с рекой. 1919
Tags: Россия, живопись
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments