alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in history_of_art,
alexander pavlenko
alexander_pavl
history_of_art

Categories:

Нежная улыбка судьбы - финал

Дальнейшие попытки прояснить происхождение воскового бюста Флоры на протяжении 15 лет напоминали балет: противники ренессансности бюста кружили вокруг фон Боде, постоянно изобретая новые аргументы «против» и требуя экспертизы, а директор Музея кайзера Фридриха неизменно величавым жестом сметал их конструкции, как карточные домики.
Англичане утверждали, что шедевр такого масштаба не может прозябать в неизвестности столько веков – фон Боде напоминал о нахождении Святого Иеронима Леонардо, коий триста лет служил крышкой ящика для старой одежды в лавочке старьёвщика. Противники бюста заявляли, что Леонардо не делал восковых скульптур – Боде напоминал, что в мастерской Вероккио, где учился Леонардо, было принято для изучения светотени лепить из воска модели и, добавлял фон Боде, поэтому передняя часть бюста Флоры проработана не в пример тщательней, чем спина и затылок.
Дровишек в огонь полемики подбросил А.Д.Лукас. Из лучших побуждений, желая доказать авторство отца, он опубликовал серию биографических очерков о нём, но, видимо, из-за слабеющей памяти перепутал огромное число фактов, а в результате дискредитировал свои прежние заявления. Вдобавок он вспомнил о находящемся в Берлине фотокаталоге работ Лукаса, где, как ему помнилось, должна быть ещё одна фотография бюста, но на найденной фотографии рукой скульптора было нацарапано «Бюст Флоры Леонардо»... Лучше бы Альбрехт Дюрер Лукас про этот альбом не вспоминал...
В общем, после тщательнейшего расследования стало ясно, что сам Ричард К. Лукас не считал восковой бюст своей работой и даже не являлся владельцем – бюст Флоры принадлежал его меценату, лорду Пальмерстону, и только в результате скоропостижной смерти оного ускользнул от внимания наследников, оставшись в забвении на террасе опустевшей виллы Лукасов. Тем не менее, это не доказывало авторство Леонардо и противники фон Боде потребовали провести химический анализ остатков краски на поверхности воска. Фон Боде мог бы возразить, что краски могли быть более поздней эпохи (скажем, попытка реставрации в XIX веке), чем воск, тем не менее, согласился на экспертизу. Но краски оказались характерными для художников Средиземноморья, более того, именно эти пигменты были особо популярны именно в XVI столетии. Заодно выяснилось, что личинки насекомых, попавших в воск ещё в процессе его приготовления, встречаются в Италии, на юге Франции и в Испании, но не в Англии. Конфуз, да? Но у подобного конфуза есть и светлая сторона – впервые были применены истинно научные методы для идентификации художественного объекта. Не мнение эксперта, не «чувство цвета» и интуитивная оценка композиции и мастетства, а химия и биология.
Полноценный естественно научный анализ бюста не прекращался. Неутомимые противники фон Боде желали уточнить химический состав воска, и вот тут-то их поджидал долгожданный триумф! Воск был с примесью спермацета, серой амбры – китового секрета, появившегося на рынках Европы с 1700 года! Дата известна совершенно точно, так как это вещество, произвёдшее революцию в парфюрмерии и медицине, стало коммерческой сенсацией.
Сторонники фон Боде в панике измышляли контрагументы. Ибо настал их черёд лихорадочных поисков обоснований своей позиции. Они выдвинули гипотезу, что наши знания неполны и что, дескать, на китов охотились ещё в античности, если не в каменном веке, и что секреции спермацетового кита были на рынке и в XVI веке. В подтверждение своих слов они приводили цитату из Шекспира, из «Генриха Четвёртого», где один из героев, Перси Нортумберлендский, упоминает спермацет... Но это было размахивание кулаками после драки. История парфюрмерии и бытовой химии уже была написана, канонизирована, откорректирована и признана достоверной. Если бы искусствоведческий водевиль с восковым бюстом разыгрался бы, скажем, в середине XIX века, то историю для такой надобности охотно поправили бы – подобные изнасилования исторических фактов в эпоху «историзма» происходили сплошь и рядом, и никакие более поздние уточнения и открытия эту стену поколебать не могли. Так что в истории с Флорой над «новой информацией о бытовой химии времён Ренессанса» специалисты просто посмеялись.
На этом, впрочем, танцы вокруг бюста Флоры не закончились.
Выяснилось, что воск, используемый художниками времён Лукаса, плавится при 71°, а воск, применявшийся во времена Ренессанса – при 55°, как, кстати, и воск скульптур, которые делал Лукас собственноручно... Но! Воск бюста Флоры плавится при 100°, ибо специально обработан тем мастером, который над ним работал. Как истолковать этот факт? Никак. Мировое сообщество в конце концов, после смерти фон Боде, окончательно пришло к выводу, что данный артефакт создан в начале XIX века и менять свой взгляд на проблему не намерено.
Оно и к лучшему, наверно.
Впрочем, многие искусствоведы (в том числе, английские) до сих пор полагают, что бюст всё-таки слишком хорош для Ричарда К. Лукаса и его современников и что этот дилетант совершенно напрасно старался «реставрировать» ренессансный шедевр своими топорными методами. Но это – всего лишь частное мнение отдельных любителей искусства.
Tags: 19 век, занимательные факты, историзм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments