Наталья Самойленко (cicerone2007) wrote in history_of_art,
Наталья Самойленко
cicerone2007
history_of_art

Category:

Тарелки влюбленных

Любое посещение Эрмитажа непредсказуемо. Идешь смотреть что-то определенное, но по пути тебя ждет случайная встреча с искусством, которая может оказаться сегодня более интересной, чем запланированная. Вот и в этот холодный осенний ноябрьский день я случайно остановилась около витрины с итальянской майоликой эпохи Возрождения. И отойти не смогла. Уж очень привлекательными показались мне блюда из маленького городка Кастель Дуранте в герцогстве Урбино. Их называют «свадебными блюдами» или «тарелками влюбленных». Такую тарелку покупал жених, просил написать на лентах имя невесты и преподносил на этом блюде свадебный подарок – обручальное кольцо или ожерелье.

Блюдо из Кастель Дуранте



Датируются «тарелки влюбленных» из коллекции Эрмитажа первой половиной XVI века. Впервые на подобную керамику я обратила внимание несколько лет назад на выставке в Нью-Йорке. Она называлась «Искусство и любовь». Метрополитен показывал на ней не только картины и гравюры эпохи Возрождения, но и многочисленные предметы, связанные со свадьбой: расписные сундуки, тарелки…

Блюдо из Кастель Дуранте

Девушки на эрмитажных тарелках очень разные. Кто серьезен, кто улыбается, кто закатывает глазки. Вряд ли это портреты. Скорее типажи. И как водится, у каждого портретиста есть свой излюбленный тип красавицы. Собранные вместе в одной витрине они превратились в довольно живую стайку. Невольно вспоминаются слова Леона Баттисты Альберти: «Легкомыслие и непостоянство даны женщинам как противоядие от их коварства и распутства…» Не сильно любили гуманисты дам!

Блюдо из Кастель Дуранте

Но любовались ими. И имя девушки на блюдах чаще всего сопровождает эпитет «bella» («прекрасная»).

Блюдо из Кастель Дуранте

Прекрасная Ливия находится в собрании Метрополитена:

Блюдо из Кастель Дуранте
http://images.metmuseum.org/CRDImages/rl/original/DT3516.jpg


По мнению Пьера Ронсара (в переводе Вильгельма Левика):

Природа каждому оружие дала:
Орлу — горбатый клюв и мощные крыла,
Быку — его рога, коню — его копыта.
У зайца быстрый бег, гадюка ядовита,

Отравлен зуб ее. У рыбы — плавники,
И, наконец, у льва есть когти и клыки.
В мужчину мудрый ум она вселить умела.
Для женщин мудрости Природа не имела

И, исчерпав на нас могущество свое,
Дала им красоту — не меч и не копье.
Пред женской красотой мы все бессильны стали.
Она сильней богов, людей, огня и стали.

Блюдо из Кастель Дуранте

Стихами когда-то завершился для нас, студентов, курс «Искусство Возрождения». На последней лекции Виктор Николаевич Гращенков, мельком показав нам Школу Фонтенбло, раскрыл томик Ронсара, и мы услышали «Стансы»:

Если мы во храм пойдем —
Преклонясь пред алтарем,
Мы свершим обряд смиренный,
Ибо так велел закон
Пилигримам всех времен
Восхвалять творца вселенной.

Если мы в постель пойдем,
Ночь мы в играх проведем,
В ласках неги сокровенной,
Ибо так велит закон
Всем, кто молод и влюблен,
Проводить досуг блаженный.

Но как только захочу
К твоему припасть плечу,
Иль с груди совлечь покровы,
Иль прильнуть к твоим губам,—
Как монашка, всем мольбам
Ты даешь отпор суровый.

Для чего ж ты сберегла
Нежность юного чела,
Жар нетронутого тела —
Чтоб женой Плутона стать,
Чтоб Харону их отдать
У стигийского предела?

Час пробьет, спасенья нет —
Губ твоих поблекнет цвет,
Ляжешь в землю ты сырую,
И тогда я, мертвый сам,
Не признаюсь мертвецам,
Что любил тебя живую.

Все, чем ныне ты горда,
Все истлеет без следа —
Щеки, лоб, глаза и губы.
Только желтый череп твой
Глянет страшной наготой
И в гробу оскалит зубы.

Так живи, пока жива,
Дай любви ее права—
Но глаза твои так строги!
Ты с досады б умерла,
Если б только поняла,
Что теряют недотроги.

О, постой, о, подожди!
Я умру, не уходи!
Ты, как лань, бежишь тревожно.
О, позволь руке скользнуть
На твою нагую грудь
Иль пониже, если можно!

Иногда на блюдах встречаются парочки. Такие же идеальные, как одиночные изображения юных дам, и очень трогательные:

Блюдо из Кастель Дуранте

После эрмитажного блюда не могу не показать живописную пару из собрания Метрополитена. Уж очень понравилась она мне тогда на выставке «Искусство и любовь». Это ранний портрет. Его написал Филиппо Липпи в середине XV века. Красавица непроницаема. Мужчина, обращенный к ней, гораздо живее, несмотря на всю условность изображения.

Филиппо Липпи
http://images.metmuseum.org/CRDImages/ep/original/DP159891.jpg

Я так спешил к тебе (отчаянье берет)
А ты и поцелуй едва мне подарила.
Невкусный поцелуй, холодный как могила, -
Диана Феба так целует дважды в год.

Невеста - жениха, когда кругом народ,
И внучка - бабушку. Ужель ты разлюбила.
Где влажность томная, где жар, и страсть, и сила,
Где нежность чувств? Иль горек стал мой рот?!

Учись у голубей: они весь день украдкой,
Целуясь клювом в клюв, воркуют в неге сладкой,
И для забав любви им даже мало дня.

Так я прошу тебя, как это мне не грустно,
Ты лучше никогда уж не целуй меня;
А хочешь целовать - тогда целуйся вкусно!

Этим стихотворением В.Н.Гращенков закончил лекционный курс. Впереди был суровый экзамен. Не знаю, как мои сокурсники, но подготовку к нему я начала в библиотеке с томика Ронсара…
Tags: 16 век, Италия, декоративно-прикладное искусство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments