Наталья Самойленко (cicerone2007) wrote in history_of_art,
Наталья Самойленко
cicerone2007
history_of_art

Categories:

Екатерина Семенова на сцене и в жизни

Благодаря жж узнала, что живу сейчас совсем неподалеку от того места, где находилась усадьба Богородское-Воронино, принадлежавшая Екатерине Семеновне Семеновой, в замужестве княгине Гагариной: http://community.livejournal.com/msk_ts/49460.html?mode
Надо же! В свое время, работая над диссертацией, я нашла ее портрет среди рисунков Ореста Кипренского. Прямого отношения к теме диссертации эта атрибуция не имела. О своем открытии я упомянула в примечаниях. Потом на мою работу ссылались составители каталога юбилейной выставки Кипренского. Но специальной публикации несколько рисунков Кипренского так и не удостоились. Если судьба напомнила мне о Семеновой, покажу их сейчас.


Вот как выглядела знаменитая русская трагическая актриса в жизни:

Семенова



Имя Екатерины Семеновны Семеновой было в начале XIX века на устах у всех любителей российского театра. В глазах современников актриса была не только создательницей образов Антигоны и Моины, Ксении и Клитемнестры, заставлявшей зрителя «участвовать душою в представляемом происшествии», но и самим олицетворением Мельпомены, одним из творцов русской стихотворной трагедии. Именно так оценивал ее творчество в своей неоконченной статье о русском театре А.С.Пушкин. Он отмечал, что «говоря о русской трагедии, говоришь о Семеновой и может быть, только о ней». Новое прочтение ролей, прекрасное владение жестом и голосом, чувство музыки стиха и «порывы истинного вдохновения» снискали актрисе корону «единодержавной царицы трагической сцены», которая принадлежала ей на протяжении почти четверти века.
1807-м годом датируется гравюра А.А.Осипова, на которой Е.Семенова изображена в роли Ксении из трагедии В.А.Озерова «Дмитрий Донской»:

Семенова
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/48/288/48288436_Semenova_Ekaterina_Semenovna_gravyura_Osipov_A.jpg

В стройном хоре голосов восторженных критиков в период, когда слава Е.Семеновой достигла апогея, звучали и грустные ноты. «Что составляет истинную награду художников, единственную цель трудов их? – вопрошал в своей статье об актрисе П.А.Плетнев. – Утешительная надежда – передать всю душу свою потомству и после смерти жить своим творением <…> Но труды актера чрезвычайно тяжелы и вместе неблагодарны <…> самый превосходный актер, ежедневно оглушаемый громкими рукоплесканиями, ничего не оставляет после себя, кроме имени. Даже при жизни, с окончанием представления, плод его усилия, соображения и решимости мгновенно разрушается».
П.А.Плетнев был прав: время оставило нам лишь несколько изображений актрисы. Но могут ли они дать хоть какое-то представление о ее таланте? Например, широко известная гравюра Н.И.Уткина по рисунку О.А.Кипренского, где Е.Семенова изображена в роли Клитемнестры:

Семенова
http://www.rulex.ru/rpg/portraits/24/24884.htm

На портрете кисти К.П.Брюллова актриса, уже покинувшая к этому времени сцену, предстала «в роли» княгини Гагариной:

Семенова


Актриса прожила с Иваном Алексеевичем Гагариным 15 лет, родила ему четырех детей, получивших фамилию Стародубских. Брак был оформлен лишь в 1828 году, когда она покинула сцену. Князь умер в 1832 году. Известен портрет И.А.Гагарина работы О.А.Кипренского:

Гагарин
http://ru.wikipedia.org/wiki/Файл:Orest_Kiprensky_051.jpg

Кипренский был хорошо знаком с И.А.Гагариным, рисовал детей князя и актрисы, о чем упоминает в одном из писем. В собрании графики Государственной Третьяковской галереи хранится альбом художника, где главной героиней является Е.Семенова. Это не рабочий альбом, а «светский», предназначенный не для мастерской, а для гостиной. Главные по правилам «этикета» альбомной культуры начала XIX века листы, первый и последний, отведены портретам Е.Семеновой и ее дочери Н.Стародубской. Несколько изображений актрисы из этого альбома были давно опубликованы. Речь идет о рисунках, где она предстает в роли Сумбеки из трагедии С.Н.Глинки «Сумбека, или Падение Казанского ханства». Название роли присутствует в авторской надписи на одном из рисунков.
На пяти других рисунках альбома Е.Семенова изображена в русском костюме. Кого же она играет здесь?

Семенова

Наиболее вероятно, что в альбоме мы видим героиню трагедии М.В.Крюковского «Пожарский, или Освобожденная Москва» княгиню Ольгу. Альбом датируется серединой 1820-х годов. Из немногочисленных трагедий на сюжеты русской истории, в которых были роли для Е.Семеновой, долгое время со сцены не сходили «Дмитрий Донской» и «Пожарский». В конце своей карьеры роль Ольги актриса играла значительно чаще. 24 ноября 1824 года трагедию «Пожарский» исполнили в пользу бедных, потерпевших от наводнения. 3 февраля 1825 года спектакль был дан «по высочайшему назначению». Этот же спектакль был дан в честь коронации Николая I.

Семенова

Несколько рисунков Кипренского с изображением актрисы в роли Ольги очень разные: художник как бы следит за ходом спектакля. Вначале перед нами любящая женщина, чьи мечты о днях победы омрачаются тревогой за жизнь мужа. В другом листе Ольга совсем иная. Она оказалась в руках изменника. В решительном повороте головы, напряженном взгляде, подвижной линии сомкнутых губ проступает смелость и горделивое негодование:

Семенова

Последний рисунок и позволил мне увидеть в портрете «неизвестной» на листе 59 изображение самой актрисы. Этот прекрасный профильный портрет воспроизводился в нескольких книгах о художнике. Но рассматривался он вне альбомного контекста. Я же работала с альбомом и в хранении, и в фототеке. И когда два изображения оказались рядом, стало понятно, что полная и уже немолодая дама с бантом в волосах – это Е.Семенова вне сцены. Ее облик может в первый момент вызвать у зрителя даже чувство разочарования, подобное тому, что испытала девочкой А.Я.Панаева, впервые увидевшая актрису на репетиции: «Мне не нравилось в Екатерине Семеновой, что у нее была маленькая жиденькая косичка на голове, зашпиленная одной шпилькой». Но, вглядываясь в мастерский рисунок, выполненный итальянским карандашом, где мягкая лепка лица и бархатистость волос сочетаются с легкими и быстрыми штрихами, лишь намечающими одежду и пространственную среду, мы открываем для себя особое очарование этой незаурядной женщины. Обаятельная раскованность модели, властность и мягкая женственность проявляются словно в момент непринужденной беседы. Профильные изображения у Кипренского встречаются довольно редко. Но здесь этот ракурс не случаен. Он определен стремлением передать своеобразие красоты Е.Семеновой, чей чистый профиль современники сравнивали с «древними камеями».

Семенова

Существовал еще один профильный портрет актрисы работы Кипренского. Это миниатюра, известная сейчас лишь по воспроизведению в «Альбоме Пушкинской выставки…1899 года». Его можно датировать первым десятилетием сценической жизни актрисы. Сравнение альбомного рисунка с ним окончательно развеивает последние сомнения относительно личности портретируемой. Годы, разделяющие два этих произведения, лишь смягчили черты лица Е.Семеновой. Отметим и близость причесок – сняв театральный костюм, актриса опускает на лоб вьющиеся темные пряди волос.

Семенова

Рисунки Кипренского – самая ценная часть иконографии Е.Семеновой. Сопоставление изображений актрисы на сцене и в жизни позволяют хотя бы фрагментарно воскресить искусство актрисы. Только в них зафиксировано живое обаяние личности соединенное с чудесным даром перевоплощения.

Цитаты из книг:

А.С.Пушкин. Мои замечания о русском театре. – Полн. собр. соч.: В 10-ти т. М., 1958, т.7, с.9.

П.А.Плетнев. Драматическое искусство госпожи Семеновой. – В кн.: Труды Вольного общества любителей российской словесности, ч.18. СПб., 1822, с.218-220.

А.Я.Панаева. Воспоминания. М., 1972, с.24.
Tags: 1820-е, Россия, графика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments