Наталья Самойленко (cicerone2007) wrote in history_of_art,
Наталья Самойленко
cicerone2007
history_of_art

Categories:

Путешествуя вместе с Коро

После нескольких часов в залах живописи Лувра мне хотелось «на волю»: к Сене, в Тюильри, чтобы просто отдохнуть от ярких впечатлений. Но, оказавшись в зале с маленькими работами Жана Батиста Камиля Коро, я словно обрела второе дыхание. Их простота и покой подействовали как глоток свежего воздуха. Какие-то картины были хорошо знакомы по репродукциям, какие-то я видела впервые. Вот давний знакомец – «Мальчик на террасе виллы д’ Эсте». Коро создал этот вид Тиволи во время своего третьего путешествия по Италии.

К.Коро. Сад виллы д'Эсте



Серебристая дымка, кристаллы домов, темные кипарисы, свежая трава и облака цветущих деревьев. В Тиволи я тоже была весной. И гуляя по вилле, все старалась понять, где та терраса, с которой запечатлел окрестности Коро.

К.Коро. Сад виллы д'Эсте

Наивная! Через сто шестьдесят лет окрестности, конечно же, изменились. Но в этом-то и особенность образов Коро, что время в его картинах останавливается. Он видит Италию в ее сущностных проявлениях. Современные «фанаты» Италии продолжают любить холмы, кипарисы и пинии в соседстве со средневековыми башнями, античными руинами и мраморными ренессансными или барочными балюстрадами.

К.Коро. Сад виллы д'Эсте

Вид на Флоренцию из садов Боболи был создан после второй поездки художника в Италию, во второй половине 1830-х годов. Коро воспринимает город как единое целое вместе с холмами и деревьями. Любование Флоренцией во время прогулок по окрестностям – любимое занятие тех, у кого замирает сердце при взгляде на купол Брунеллески. Несколькими десятилетиями позже Коро так же любовался Флоренцией Ипполит Тэн: «Выходишь из города и подымаешься на какую-нибудь возвышенность, чтобы окинуть одним взглядом город и его долину - всю эту чашу, округленную вокруг него: нет ничего более приятного для взора; благосостояние и благополучие заметны здесь повсюду. Тысячи деревенских жилищ усеяли своими белыми точками долину; видно, как они ползут с откоса на откос, вплоть до самых вершин. По всем склонам головы олив кудрявятся, как скромное и полезное стадо овец; местами почва подпирается стенками и образует террасы; догадливая рука человека направила все к своей пользе и вместе с тем - к красоте. Земля, таким образом благоустроенная, принимает архитектурные очертания; сады идут этажами посреди балюстрад, статуй и водоемов».
/И.Тэн. Путешествие по Италии. Т.II. М., 2008, с.70./

К.Коро. Флоренция. Вид из садов Боболи

Венецианская Пьяцетта на луврском этюде Коро похожа на раскаленную пустыню, которую населяет восточный люд:

К.Коро. Венеция. Пьяцетта

На Рим художник смотрит с Палатина, из садов Фарнезе. Эти картины созданы во время первого путешествия в Италию в 1826 году. К счастью, и сегодня, обратив взор к Колизею, видишь ту же картину.

К.Коро. Вид на Колизей из садов Фарнезе

Но вот повернувшись к Капитолию, увидишь не только то, что запечатлел Коро, но и нависающий над Форумом памятник Виктору Эммануилу. Да и такая тишина, такое безлюдье остались в прошлом. Тот Рим, который изобразил Коро, видели Н.Гоголь и А.Иванов. О нем писал И.Тургенев: «Рим – именно такой город, где легче всего быть одному. А захочешь оглянуться – не пустые рассеянья ожидают тебя, а великие следы великой жизни, которые не подавляют тебя чувством твоей ничтожности перед ними, как бы следовало ожидать, а, напротив, поднимают тебя и дают душе настроение несколько печальное, но высокое и бодрое».
/Знаменитые русские о Риме. М., 2001,с.376-377/

К.Коро. Вид на Форум из садов Фарнезе

Иначе сейчас смотрится и Тибр поблизости от Замка Св.Ангела. Коро был современником нашего Сильвестра Щедрина. Но «Новый Рим» русского художника выглядит по сравнению с работой Коро значительно архаичнее. Ларчик открывается просто: у французского мастера нет в римских пейзажах стаффажных фигур, его картина ближе к этюду, а потому и более живая.

К.Коро. Замок Св.Ангела

На выставке рисунков из французских собраний, показанных два года назад в Третьяковке, был набросок Коро с церковью Сан Кайо в Риме. Рисунок сохранил исчезнувший уголок Рима. Через 50 лет пинию срубили и церковь снесли, чтобы построить на этом месте огромное здание военного ведомства.

К.Коро. Рисунок

Совсем иначе выглядит сейчас Шартр. Прекрасным видом на знаменитый готический собор я завершу показ работ Коро из собрания Лувра. Художник смотрит на собор издалека. Глыбы камня на первом плане, холм, поросший нежной травой, молодые тополя, тянущиеся к небу, все это вместе – природный парафраз собора. Готика Коро – плотная, естественная, земная, совершенно иная, нежели в интерпретации его современников немецких романтиков. А красочный слой заставляет вспомнить «вкусное» pate Шардена – «жирные сливки», как говорил когда-то А.Бенуа.

К.Коро. Собор в Шартре

Разглядывая эти маленькие холсты Коро, я все пытаюсь понять – чем же они меня так завораживают. Должно быть, одновременным наличием и отсутствием временной дистанции. Наличием – потому что в Шартре уже нет этого холма, а в Риме нет этой церкви и пинии. Отсутствием – потому что мы и сейчас любим то, что любил Коро, фотографируем с тех же самых точек, и воспринимаем памятники прошлого в естественной связи с реальным природным окружением.
Tags: 1820-е, 1830-е, 1840-е, Франция, живопись
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments