alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in history_of_art,
alexander pavlenko
alexander_pavl
history_of_art

Бурная жизнь одного гения - окончание

Сальватор Роза вернулся в Рим из Флоренции в 1654 году, как триумфатор. Снял роскошные апартаменты на Пьяцца делла Тринита дель Монте с видом на собор Святого Петра, постоянно менял роскошные одеяния, сорил золотом направо и налево, как и положено модному художнику, у которого денег куры не клюют. Но всё это была одна видимость. Роза, пуская пыль в глаза римлянам, выгребал из кармана остатки своего состояния. Денег не было, карман был дыряв, и именно это обстоятельство вынудило его перехать из прижимистой Флоренции в Рим, где вращались по-настоящему богатые люди с художественным вкусом. К чести Сальватора Розы надо добавить, что он терпеть не мог влезать в долги и старался обходиться исключительно своими средствами.
Роза вёл себя так, как будто был уверен в получении дорогостоящих заказов, и эта тактика принесла успех. В самом деле, коллекционеры живописи со всей Европы, имевшие агентов в Риме, поспешили воспользоваться случаем и завалили Сальватора Розу заказами.

Ongpin782012T15171 portrait-of-a-man

За два первых римских года Роза заработал столько, что смог отказываться от тех предложений, которые представлялись ему слишком сложными или недостаточно престижными. Так, после создания уже упоминавшейся „Битвы“, созданной за 40 дней и вызвавшей зависть всего художественного мира Рима, Роза отклонил несколько очень выгодных заказов на батальную живопись – он по-прежнему чувствовал себя неуверенно в изображении лошадей, причудливые пейзажи и чудовища на фоне грозовых небес удавались ему несравненно лучше. Сальватора Розу в качестве придворного художника приглашали королевские дворы Европы – например, Оттавио Пикколомини передал ему приглашение Императора переехать в Вену. Однако у Розы хватало здравого смысла отказаться от такой чести – ему был памятен пример гениального Орацио Джентилези, который последовал приглашению к английскому двору и тем самым не только поломал свою карьеру, но и умер в бедности, а бедности наш герой боялся чрезвычайно. К тому же, при переезде в Вену ему пришлось бы расстаться с возлюбленной Лукрецией... Сама мысль об этом была для него невыносима.

human-fragility Salvator_RosaXXThe_Lie

Тогда же стали распространятся анекдоты о Сальваторе Розе, например, о том, как он загнул заказчику совершенно немыслимую цену за картину, а когда тот возразил, что, пожалуй, дороговато будет, послал ему эту картину в подарок. Подобные забавные истории очень украшали репутацию Розы, однако с другой стороны, римские художники по-прежнему относились к Сальватору Розе неприязненно, интриговали против него, не допуская в Академию Святого Луки и блокируя заказы на оформление церквей. Неподалёку от Сальватора Розы, на той же улице, жил Никола Пуссен, который в письмах (недавно переизданных с чрезвычайно интересными комментариями) очень нехорошо отзывался о своём соседе, называл его «фигляром» и «мастером театральных эффектов», но мы можем списать такие оценки на необходимость следовать общему среди художников Рима мнению.
В тот же период Роза написал свои знаменитые стихотворные сатиры, которые прославили его чуть ли не больше, чем живопись. Люди, знающие итальянский язык и читавшие эти вирши, отзываются об их поэтических достоинствах достаточно кисло и называют их «типичным образчиком неаполитанской народной литературы», указывая попутно, что именно этот грубоватый напыщенный стиль послужил объектом пародии в «Пентамероне» Дж.Базиле. Впрочем, другие исследователи культуры XVII века ставят сатиры Розы очень высоко. Да и вообще, рифмованные памфлеты неистового Сальватора пользовались огромной популярностью.
Начал Роза с последовательных оскорблений в адрес римских певцов, певиц и композиторов. Он сам бы незаурядным композитором-импровизатором и его частные концерты были очень популярны, так что профессиональная критика била не в бровь, а в глаз. Второая сатира посвящена поэзии. Сальватор Роза прошёлся по придворным стихоплётам, извергавшим потоки поэм на крещения, свадьбы, юбилеи своих богатых покровителей. Все слабые пункты тогдашней поэзии он вытащил напоказ, но, поскольку сам от этих слабостей не был свободен, сатира производит двойственное впечатление.
Затем была написана сатира «Живопись», в которой Роза бичевал художников, идущих на поводу у публики и рисующих жанровые картины вместо высокодуховных изображений святых или, на худой конец, мифологических сцен. При этом Роза как бы забыл, что сам достаточно долго работал в жанре «бамбочада» и что всегда старался подладиться под требования художественного рынка. Он возмущался тем, что богатые люди покупают картины с изображением нищих, грязных остерий и уличных музыкантов в тряпье, а особое раздражение у него вызывали те художники, которые писали с натуры. Это всё звучит курьёзом и не свидетельствует о большом уме или развитом вкусе великого художника, однако для нас представаляет значительный интерес вторая часть сатиры, посвящённой фальсификациям.
По утверждению Сальватора Розы, в современном ему Риме работало несколько групп очень профессиональных фальсификаторов, массово изготовлявших работы старых мастеров, от Филиппино Липпи до Рафаэля, и сплавлявших подделки английским и немецким коллекционерам. Впрочем, мошенники создавали подделки и в духе современных им художников - сам Роза, по его словам, несколько раз оказывался объектом фальсификаций.
Последний стихотворный памфлет того периода наименее интересен и посвящён теме «Война». Ничего конкретного там не высказано, это просто набор риторических клише тогдашней эссеистики. Позже, после организованной конкурентами атаки на его репутацию, Сальватор опубликовал пятую сатиру, L´Invidia, в которой жаловался на травлю - эта сатира комментировала выставленную в Пантеоне его картину „Завистникам“. Последняя сатира, опубликованная несколько лет спустя, называлась „Вавилон“ и обличала римские нравы. Все сходятся на том, что она ещё слабее и бессодержательней, чем „Война“.
Интерес к сатирам Розы был так велик, что появились памфлеты, подписанные его именем, но написанные явно другими людьми. Это могло принести массу неприятностей, и художник перенёс центр тяжести своих сатирических упражнений на то поле, где чувствовал себя свободней и твёрже: в живопись. Но с сатирическими картинами разразился огромный скандал. На полотне «Фортуна, раздающея свои дары недостойным», Роза изобразил в виде свиней и ослов крупных политических и финансовых деятелей тогдашнего Рима и, заодно, Ватикана, которым это категорически не понравилось. Ещё менее им понравилось, что Роза устроил шоу и показывал свою картину широкой публике на своей индивидуальной выставке.
После того как Розе напомнили, что его инквизиционное дело не закрыто, а только отложено в рассмотрении, накал сатиры несколько снизился, хотя полотна доставили много радости римлянам.
В 1657 году умер его лучший друг Гуильдо Маттеи, с которым они вместе сочиняли фарсы, и в том же году старший сын Розы покинул этот мир, сражённый той болезнью, которая вечно подстерегает в Риме молодых иногородних художников - умер „от непривычной пищи“, попросту говоря, был отравлен. Роза забрал из сиротского приюта своего второго сына, но учил его мастерству уже без особой охоты.
Роза стал уставать, повторяться. Сказывались и возраст и бешеная творческая активность сразу во многих областях. Он жаловался на слабнущее зрение (чего, впрочем, в его картинах того периода заметить невозможно). Теперь Роза, «чтобы отдохнуть от напряжения», занялся... графикой. Он достал старые альбомы набросков, которые заполнял ещё будучи юношей, и стал перерабатывать их в современном для второй половины XVII века стиле, сразу же поднявшись на очень высокий уровень. Я даже думаю, что гениальные «Каприччи» Тьеполо создавались под прямым влияние гравюр Сальватора Розы. Всего Роза создал 72 гравюры, что совсем не мало для художника, ушедшего на покой и хзавляющего, что тёплые туфли и огонь в ками не влекут его больше, чем весёлые пиры и бурные празднества.

354 GL2_599

Однако чествование Розы римскими поклонниками искусства продолжалось, к великому раздражению других художников. Когда в 1668 году Дон Камилло Роспиглиози, брат Папы Климента IX, устроил выставку частных коллекций и поставил условием экспозиции показ только старых мастеров, Сальватор Роза оказался единственным живущим живописцем, чьи работы были выставлены наравне с Тицианом, Рафаэлем, Джорджоне.
Зимой 1673 года Сальватор Роза заболел, быстро обвенчался со своей Лукрецией, признал её детей своими законными наследниками и умер.
Его стихи быстро вышли из моды, живопись постепенно сдвинулась во второй ряд и уже не возбуждала ценителей, так что романтики конца XVIII века открыли его буквально заново, извлекли практически из чулана и возвели в достоинство гения. Но Сальватор Роза был слишком странным, чтобы долго продержаться на вершине художественного Олимпа. В середине XIX века его опять сдвинули во второй ряд, а в ХХ веке он оставался не более чем курьёзом, яркой, необычной, но всё же слишком экстравагантной фигурой.
Посмотрим, какую посмертную славу принесёт Сальватору Розе нынешнее столетие.
Tags: 17 век, Италия, живопись, занимательные факты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments