annabaskakova (annabaskakova) wrote in history_of_art,
annabaskakova
annabaskakova
history_of_art

Categories:

Выставка гравюр Пиранези в Екатеринбурге

Оригинал взят у annabaskakova в Выставка гравюр Пиранези в Екатеринбурге


Когда я училась в школе, подружка дала мне почитать репринтное издание сборника "Северная звезда", непонятно откуда оказавшееся у нее дома. Среди прочего там была новелла Одоевского, посвященная Джованни Батиста Пиранези. Рассказчик встречал в одной из книжных лавок Неаполя странного старичка, который представлялся ему как архитектор Пиранези, и жаловался на вечные мучения, - его истязали призраки придуманных и так и не построенных титанических сооружений, тех невероятных базилик,храмов и тюрем, которые он изображал на своих гравюрах. Вот как описывались в новелле ощущения от гравюр Пиранези: "... проекты колоссальных зданий, из которых для построения каждого надобно бы миллионы людей, миллионы червонцев и столетия, - эти иссеченные скалы, взнесенные на вершины гор, эти реки, обращенные в фонтаны... Более всего поразил меня один том, почти с начала до конца наполненный изображениями темниц разного рода; бесконечные своды, бездонные пещеры, замки, цепи, поросшие травою стены - и, для украшения, всевозможные казни и пытки, которые когда-либо изобретало преступное воображение человека...".





Конечно, встречаться с Пиранези герой Одоевского никак не мог - архитектор умер в 1788 году, а новелла была опубликована в 1872. И Одоевский явно обыгрывал два варианта, равно возможных в литературной реальности: мистический (страдания бессмертного архитектора) и реальный (автор встречается с сумасшедшим, не зря он в конце просит денег на то, чтобы соединить гигантской аркой Этну и Везувий). Новелла меня заинтриговала, и помнится, отдавать книжку обратно было жалко.

Прошло много-много лет, и вот во время командировки в Екатеринбург я случайно попала на выставку Пиранези в Музее изобразительных искусств, - 60 гравюр, привезенных из Эрмитажа, - и была возможность рассмотреть их близко-близко. И даже легально фотографировать. Вот он - Джованни Батиста Пиранези, родившийся в 1720 годя в семье каменотеса, жившей неподалку от города Тревизо. Автор гравюры - Феличе Поланцани.



Дядя Пиранези был картезианским монахом, увлеченным исследователем истории Древнего Рима и его архитектуры. Племянника он пристроил на работу в водный магистрат, - юный Джованни контролировал работы в окрестностях Венеции. Там он и увлекся творчеством Палладио. Потом стал учиться рисунку у венецианского архитектора Карло Дзукки. Талантливый юноша попал в свиту венецианского посла, отправлявшегося в Рим, в качестве рисовальщика (думаю, примерно в том же качестве сейчас используются фотографы, сопровождающие дипломатические миссии). В Риме Пиранези сдружился с членами Французской рисовальной академии, у них он и научился той фантастической легкости рисунка, которой отличаются все работы художника. Вот отснятые мною фрагменты - оцените многообразие штриха (и простите за некоторую нерезкость - снимала сломанной камерой и через стекло).





Посмотреть на Яндекс.Фотках

Он работал как театральный декоратор, одновременно изучал римскую архитектуру, делал огромное количество зарисовок, учился гравировать. Он видел Колизей и Акрополь не такими, какими мы видим их теперь. Что мы видим теперь в Риме? Непрерывно снующие экскурсионные группы, продажу сувениров, туристов, кровожадно слушающих рассказы о гладиаторских боях. Ни одного свободно лежащего камня, который не был обнесен загородкой, ни одного пустого места. Пиранези видел совсем иной Рим: титанические полуразрушенные здания, поросшие травой и деревьями, он видел Акрополь, на котором пасли скот. Полуразрушенные сооружения времен Римской империи, пронзенные в самых неожиданных местах лучами света, увлекли Пиранези навсегда. Он очень много их рисовал и впоследствии - гравировал.






Возвращаясь в Венецию, он взял по пути несколько уроков у Джованни Батиста Тьеполо. На этом ученичество кончилось. Пиранези начал творить. В 1745 году он издает гравюры под назанием "Тюрьмы". Титанические здания, наполненные непропорционально огромными механизмами, цепями, лестницами, кажутся странными для 18 века и ничуть не удивляли бы, будь они созданы сейчас, например, в качестве декораций в фильме-фэнтази, например, в качестве подземелий Саурона, или возникли бы в видениях музыканта-наркомана. Впрочем, 18 век любил странные фантазии и казусы. Это своеобразные "фабрики смерти", где убивают самыми разнообразными способами: опускают в кипящее масло, сжигают, колесуют, рвут на дыбе. И показаны они не с точки зрения сострадания к человеку человек здесь всего лишь песчинка, муравей в гигантском часовом механизме. И это - задолго до "лагерей смерти". С другой стороны, Пиранези творил тогда, когда еще была жива память о святой инквизиции.







Меня всегда немного интриговал вопрос: а могли бы существовать все эти безумные здания, эта "бумажная архитектура" с гравюр Пиранези? Просчитывал ли он, как распределится напряжение арок, не рухнут ли колонны под тяжестью фантастического потолка? Или это просто сны-видения? Ответа на этот вопрос я не знаю до сих пор. Не знаю, задавался ли этой мыслью Одоевский. Сам он утверждал, что Пиранези привлек его как повод для описания творческого процесса - когда идея или персонаж захватывают автора настолько, что уже не могут не родиться, уже прорываются наружу, порой даже вопреки его собственной воле: "... мысль мне является нежданно, самопроизвольно и, наконец, начинает мучить меня, разрастаясь беспрестанно в материальную форму, — этот момент психологического процесса я хотел выразить в Пиранези".

Пиранези при жизни построил совсем немного. А вот "бумажной" архитектуры оставил чудовищное количество - более 20 томов. Говорят, это больше, чем создали все остальные итальянские художники, вместе взятые (хотя сомневаюсь, что кто-то всерьез подсчитал, соответствует ли это соотношение реальности). Муратов в бессмертных "Образах Италии" пишет о Пиранези: «Он жил в каком-то странном мире опрокинутых и заросших кустарников, стен, разбитых плит, громоздящихся друг на друга барельефов, изъеденных временем алтарей. Длиннобородые дикие козлы пасутся среди них, отыскивая траву, или там бродят тревожно жестикулирующие романтические фигуры людей, представляющих нечто среднее между разбойниками, нищими и энтузиастами древности. Сам Пиранези был похож на одного из них, когда пробирался сквозь заросли, окружавшие тогда виллу Адриана. Смерть застала его в то время, как он работал над изображением ее развалин. Он еще успел попутно высказать гениальные догадки и об ее плане, и расположении, которые подтвердились впоследствии исследованиями археологов».




Tags: 17 век, выставки, графика
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Загадочная иллюстрация художника Чмутова

    Вот такая литография с акварели художника И.И. Чмутова открывает книгу "Путешествие в Китай" 1853 года издания дипломата, писателя,…

  • Гробницы понтийских царей в Амасье

    По турецкой традиции древний город Амасья является местом действия знаменитого персидского эпоса о Фархаде и Ширин. В 12 веке Низами Гянджеви, как…

  • О коврах, Жероме и Индейцах....

    Сегодня случайно отыскалось чудесное.Иногда знаешь чего-то две штуки, а третьего не хватает для полноты мироощущения. Ну вот например известный факт…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments