nkbokov (nkbokov) wrote in history_of_art,
nkbokov
nkbokov
history_of_art

Categories:

Из швейцарского дневника. Мраморы Марчелло (1836-1879)

   Иные темы приходят по настроению, когда я копаюсь в книгах или в файлах без определенной цели. Почему-то сегодня я настроен ужасно сентиментально. Человеческая приговоренность, обреченность. Среди красот мира и людей вдруг проносится смерть, и мы цепенеем, нам не дан голос в тот миг, чтобы воскликнуть. Нам даже отказано в негодующем сердце. Вот судьба, например, Адели д'Афри, швейцарки и скульпторши, оставившей след и в Париже, – ее бронзовая Пифия помещена под большой лестницей Оперы (Гарнье, надо теперь уточнять после возведения нового здания на площади Бастилии. Ну, и хорошо: там, где когда-то вздыхали и плакали, теперь поют и …обалдевают, скажем так, – эта вторая Опера стала местом занимательных экспериментов).
   Адель родилась во Фрейбурге швейцарском (есть и немецкий), городе – как бы сказать – изящном, расположенном на склонах и на берегах речки Сарины в долине, – запыхавшись, можно подняться к собору св. Николая, готическому, древнему, но реставрированному, конечно. Наверху, с края долины на противоположный переброшены мосты, – однажды горожанам надоело спускаться и подниматься!


  Марчелло. Медже (Портрет Мадам де Родоканаки / Rodocanachi). 1877, мрамор

   Город университетский, между прочим. Молодой и доброжелательный, щедрый.
   Адель родилась в 1836 году в семье почтенной швейцарской. Дворянской, хотя дворянство в Швейцарии – вещь не тяжелая, обычно полученная за выслугу лет в наемниках где-нибудь за границей (Швейцарии). Так и дедушка Адели выслужился во Франции сначала при старом режиме – и уцелел во время штурма Тюильри в незабываемом 1792-м, а потом послужил еще и при реставрации.
   Двадцатилетней Адель вышла замуж за дюка Кастильоне-Альтибрандти, Карло Колонна. Брак продлился несколько месяцев, – муж умер в Париже от тифа. Адель вернулась в Швейцарию, а потом уехала в Рим работать в мастерской уже известного ей скульптора Макса Имхофа (1795-1869).
   О, мрамор, – не осмелишься назвать его камнем! Сверкающий зернами слом, твердый, но в меру, он не сминается под стальным острием, а брызгает кусочками сахара, – какое наслаждение ударять молотком деревянным, мысленно видя линию скола. Искусство, которое не знает черновика! Где промах нельзя поправить! Нужна сосредоточенность максимальная.



   Адель взяла артистический (и мужской) псевдоним Марчелло. Действительно, каково представляться княгиней, – кто же осмелится подойти к скульптуре и сказать что-нибудь, – да что там, даже подумать! Итак, с 1860 года она – Марчелло. Вряд ли тайна сия соблюдалась. В парижском салоне 1863-го – три ее работы. Она путешествует по Европе в компании Реньо и Жоржа Клерен, в 1868-м проезжает Швейцарию. Уже знаменитость, она участвует в выставках в Лондоне и Париже. В 1870-м она в Риме.
  Она дружит с политиками – вроде Тьера, – но принята и в императорском дворе в Фонтенбло. Она близка с Карпо, украсившим здание Оперы (Гарнье) хороводами бронзовых танцовщиц.
В 70-х она продолжает ваять, но постепенно уходит в живопись, – она уже больна туберкулезом, и на скульптуру сил не хватает. Артистическое общение ее этих лет – Проспер Мериме, Эбер, Гуно… Она дружит с Бертой Моризо, во Фрейбургском музее есть портрет художницы ее кисти.
   В 77-м она снова берется за резец и создает самую прекрасную, может быть, скульптуру, – портрет Медже, женщины в расцвете красоты и чувств, – словно Марчелло этим произведением прощалась с искусством, в последний раз звала на помощь талант и красоту.


  Бьянка Капелло, венецианка. 1863. Мрамор

   В 1879-м болезнь взяла верх. В деревне Кастелламаре возле Неаполя закончились ее 42 с небольшим года жизни. Адель д'Афри, княгиня Кастильоне Колонна, точнее, Марчелло, похоронена в Живизье (Givisiez), недалеко от Фрибура. Слава ее постепенно угасла, но не совсем. Она вспыхивает в сердце одинокого посетителя Фрейбургского музея при взгляде на воплощенные в мраморе черты лица Марии-Антуанетты – пленницы тюрьмы Тампля, королевы, которую не сумел – вопреки Судьбе! – защитить ее дед… Или глядя на лица современниц ваятельницы, ее, быть может, подруг. Захочется разгадать и домыслить эти тайные чувства и ощущения, запечатленные навсегда, но и виденные тобой на лицах твоих близких…


   Утомленная вакханка. 1868


   Мария-Антуанетта в тюрьме Тампля. 1866 (Справа - Мария-Антуанетта великая княжна. 1866)
Tags: 19 век, Франция, скульптура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment